Ширин Меликова: «Деятельность нашего музея постоянно привлекает внимание иностранных специалистов» - ИНТЕРВЬЮ

Пандемия коронавируса, охватившая весь мир, внесла свои коррективы в нашу жизнь, изменив ее привычный ритм. Нам пришлось приспосабливаться к жизни в условиях самоизоляции и строгого карантинного режима, чередовавшегося с временными послаблениями, и всеми вытекающими оттуда последствиями, когда жизнь из реального формата перешла в виртуальный.

О деятельности Азербайджанского национального музея ковра во время пандемии и приспособлении к новым реалиям жизни в своем интервью «Новой Эпохе» рассказывает его директор, председатель Национального комитета Международного совета музеев (ICOM) Азербайджана, доцент, доктор философии в области искусствоведения, заслуженный работник культуры Ширин Меликова.

— Ширин ханум, как Вам удалось приспособиться к новым реалиям жизни? Насколько сложно проходил адаптационный процесс, когда Азербайджанскому национальному музею ковра под Вашим руководством, как и другим культурным учреждениям страны, включая галереи и выставочные салоны, пришлось привыкать работать в новых условиях с определенными ограничениями, перенеся свои мероприятия в режим-онлайн?

— В марте прошлого года коллектив нашего музея, как и множество людей по всему миру, был поставлен перед фактом карантина. Мы к тому моменту уже успели провести несколько выставок и иных мероприятий в 2020 году. И имели расписанный на оставшиеся месяцы этого года подробный план мероприятий. Но с возникновением пандемии большая часть этого рабочего плана, как нам поначалу казалось, рухнула.

Однако недаром говорится: «Глаза боятся, а руки делают». Пробным камнем для наших усилий стала намеченная на 5 марта в нашей галерее выставка экспонатов, которыми пополнился наш музей за последнее время. Мы сумели в кратчайший срок реорганизовать это мероприятие в духе требований времени и провести его в онлайн-формате, таким образом, первыми среди музеев страны опробовали подобную практику.

Так стартовал период, в течение которого коллектив нашего музея поднял свою онлайн-деятельность сразу на несколько уровней быстрыми темпами. А все потому, что мы вовремя поняли, что онлайн-деятельность из вспомогательного вида музейной работы станет на ближайшую перспективу основным ее видом. Конечно, пандемия – это огромное бедствие, но любые проблемы дают нам определенный опыт. Для нашего музея этот период стал периодом учебы и больших достижений в области онлайн-деятельности. И теперь мы намерены даже после отмены карантина уделять этой сфере много внимания, так как она чрезвычайно важна в наше время.

— Расскажите про Вашу команду. Как быстро сотрудники Музея смогли адаптироваться к работе в условиях пандемии? Насколько креативными они оказались? Были ли они готовы к подобным изменениям?

— Знаете, что стало залогом успешной работы команды нашего музея в онлайне? То, что очень многие сотрудники различных отделов музея – научно-исследовательского, детского, экспозиционного, а также библиотеки, отдела фонда, отдела информационных программ и издательской деятельности и других – подключились к этой работе все вместе! Мы и до карантина, разумеется, осуществляли онлайн-деятельность на своем сайте и в соцсетях. Но ею как отдельным направлением работы занималась определенная группа сотрудников. А в период карантина в этом направлении стали пробовать себя очень многие наши работники. В итоге у музея сформировалась команда новых специалистов – к примеру, кто-то вдруг обнаружил, что хорошо снимает видеоролики, кто-то стал их озвучивать, монтировать и т.д. Их усилия, вместе взятые, позволили расширить профиль музея, вывести его в лидеры онлайн-деятельности среди заведений культуры в стране. Но этот уникальный опыт стал благотворным не только для музея, но и для самих этих сотрудников. Они приобрели новые навыки, избавились от страха перед публичными выступлениями… И теперь выступать перед камерой для онлайн-работы у нас умеют очень многие, а не только гиды, которым умение держаться на публике положено по должности.

— Какие проекты удалось реализовать в период пандемии? Интересно узнать не только статистку, но и всё разнообразие проектов, инициатив и т.д.

— Если начать со статистики, то прежде всего скажу, что годовой отчет о мероприятиях музея занял более 178 страниц. Так что остановлюсь только на самых крупных мероприятиях. Мы провели ряд выставок – причем не только онлайн, но и в реале, еще в начале прошлого года. В их числе – выставка «Эхо советского Азербайджана. Ковер. Вышивка. Плакат» в Государственном музее Востока в Москве. А также выставка «Азербайджанские ковры в коллекции Музея турецкого и исламского искусства», проведенная в Стамбуле.

10-летний юбилей включения традиционного азербайджанского коврового искусства в Репрезентативный список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО мы в прошлом году отметили сразу двумя крупными мероприятиями. В январе прошлого года в Париже открылась выставка «Новые открытия: новые мотивы в азербайджанском ковроткачестве», организованная Фондом Гейдара Алиева, Посольством Азербайджанской Республики во Франции и Постоянным представительством нашей страны при ЮНЕСКО. Там демонстрировалось 13 новых ковровых эскизов Шекинской ковровой группы, созданных художником по ковру Эльдаром Микаилзаде. Я была одним из кураторов этой выставки, наряду с экспертом Фонда Гейдара Алиева Эмином Мамедовым. А в ноябре наш музей презентовал общественности проект «Некрашеные шерстяные ковры в практике Азербайджанского национального музея ковра», который в дальнейшем будет продолжен.

Помимо этого, мы дополнили наш аудиогид, рассчитанный не только на слабослышащих, но и на обычных посетителей, еще одним языком – украинским, в сотрудничестве с посольством этой страны. Запустили онлайн-проект «Ковровые истории», в котором приняли участие люди со всего мира, рассказывающие о своих любимых коврах и историях, связанных с ними. Издали ряд книг, в том числе книгу-каталог «Вплетая нить судьбы в ковер… Декоративно-прикладное искусство Азербайджана в собрании Российского этнографического музея».

И, возвращаясь к статистике, скажу, что за период пандемии наш музей, работая в онлайн-режиме, опубликовал в общей сложности более 4 тысяч постов на трех языках и приобрел более 45 тыс. подписчиков.

— Расскажите более подробно про фильм, две части которого Вам уже удалось отснять, и остается третья завершающая. Чему конкретно посвящен данный проект, кто принимает в нем участие и когда Вы планируете провести презентацию финальной части?

— Вы, наверное, имеете в виду проект «Виртуальный тур с известными персонами». Как видно из названия, это краткая (но при этом все-таки довольно объемная) видеоэкскурсия по нашему музею, которую вместо наших штатных гидов ведут известные лица – артисты и телеведущие. Проект реализуется поэтапно на двух языках – азербайджанском и русском. Он предполагает три этапа, поскольку каждая серия тура охватывает один из трех этажей нашей экспозиции. На данный момент мы уже представили зрителям два из трех роликов проекта. Идея родилась у меня в условиях карантина, но ее успех говорит о том, что востребована она не только и не столько потому, что мы все сейчас на карантине, сколько потому, что современный человек многое привык воспринимать виртуально. Презентацию этого проекта проведем, скорее всего, уже после того как отснимем третий, финальный ролик.

Хочу отметить, что это первый опыт такого рода в нашей стране – приглашение звезд для того, чтобы они рассказывали и делились своими впечатлениями о коллекции музеев. Таким образом мы расширяем свою аудиторию. Это увлекательный, очень красиво снятый фильм, в который мы включили не только обзор экспозиции, но и виды различных природных уголков Азербайджана и видеофрагменты, показывающие в действии различные старинные ремесла, образцы которых хранятся в нашем музее… Конечно, огромную роль в успехе этого проекта играет обаяние самих ведущих, их умение душевно, красиво и увлекательно преподнести экскурсионный текст, не давая зрителю заскучать. Добавлю, что этот документальный фильм сопровождается сурдопереводом, поскольку мы, как инклюзивный музей, во всех наших проектах стремимся охватить и эту группу людей.

— На протяжении Отечественной войны, продлившейся 44 дня, которая закончилась победой Азербайджана и освобождением от оккупации исконно наших земель, на страницах музея демонстрировалась «Ковровая карта Карабаха». Образцы ковров, принадлежащие каждому городу и региону, были изображены на карте в черно-белом варианте, а по мере освобождения наших земель от оккупации соответствующие фрагменты «Ковровой карты Карабаха» раскрашивались в яркие цвета. Как родилась идея этого проекта?

— Началось все с ожидания твитов нашего Президента в ходе Отечественной войны. Мы, как и вся страна, ждали их с огромным нетерпением – и каждый раз с восторгом узнавали из них, что освобождена еще одна часть наших некогда оккупированных территорий. На каждую победу нашей армии мы реагировали в соцсетях постами о коврах именно этого района или этой деревни. В качестве примера приводили соответствующие ковры из нашей коллекции. Когда их собралось уже достаточно много, зародилась идея сделать из них полную ковровую карту Карабаха. Это был коллективный труд, который зрители оценили по достоинству.

— Азербайджанский национальный музей ковра может похвастаться множеством уникальных экспонатов, но, мне хочется спросить про «Карабахскую комнату». Как возникла идея ее создания и в чем ее особенности? Какое впечатление она производит на посетителей музея, особенно иностранных?

— Воссоздание уголков различных интерьеров – классический прием устройства музейной экспозиции. «Карабахская комната» – это часть экспозиции нашего музея, которая как бы приглашает зрителя войти в гостевое помещение типичного зажиточного дома в Шуше. Как известно, комнаты в домах зажиточных карабахцев, если сравнивать с бытовым укладом жителей других регионов Азербайджана, отличались особым размахом – как в высоту, так и в ширину. Состоятельные люди заказывали в профессиональных мастерских – «карханэ» целые комплекты из трех или пяти ковров, специально по размеру той или иной комнаты. Такой комплект назывался «даст халы гябя». Кроме того, в этой местности в богатых домах была особенно востребована потолочная и настенная роспись, мотивы которой повторяли композицию ковра. Все это можно видеть в «Карабахской комнате». Дополняют ее интерьер вышивки, витражи-«шебеке», медная посуда, экземпляры старинного холодного оружия и другие предметы, «оживляющие» ее, приближающие к зрителю. «Карабахская комната» оказывает большое впечатление на посетителей, в том числе и на зарубежных туристов. А для самых юных наших посетителей здесь регулярно проводится «Час сказок».

— Расскажите про особенности Шушинского филиала Азербайджанского национального музея ковра, как он создавался, что стало с музеем во время армянской оккупации города, какую коллекцию удалось сохранить и когда экспонаты смогут вернуться на свою Родину?

— Шушинский филиал нашего музея существует с 1987 года. С момента своего основания он располагался в особняке Мехмандарова – историко-архитектурном памятнике XVIII века. Там хранились предметы различных по тематике коллекций – ковры и ковровые изделия, торевтика, национальная одежда и многое другое… Объединяло их происхождение: все это были произведения народного искусства Карабаха. Замечу, лучшие произведения.

В 1992 году, в ходе оккупации Карабаха, почти все экспонаты этого филиала героическими усилиями сотрудников музея были эвакуированы в Баку. Удалось спасти 183 экспоната из 246 имевшихся там ковров и других произведений искусства. Все эти годы они хранились и экспонировались в нашем музее. Более того, коллекция Шушинского филиала регулярно пополнялась новыми экспонатами. Так, совсем недавно Министерство культуры нашей страны преподнесло ему в дар карабахский ковер «Челеби».

Придет время, и все экспонаты Шушинского филиала нашего музея займут свое законное место на родине – в новом здании, с новой экспозицией. Говорить о конкретных сроках этого возвращения пока рановато – вы же знаете, какой огромный фронт восстановительных работ предстоит нашему государству в разрушенных во время оккупации населенных пунктах Карабаха. И Шуша – не исключение: там тоже много чего предстоит сделать. В том числе и в культурной сфере. Но уже готовится концепция проекта нового оснащения Шушинского филиала нашего музея, итоги которой будут представлены широкой публике.

— Вы регулярно выступаете на международных конференциях и симпозиумах, посвященных искусству, которые сегодня чаще всего проходят онлайн, где рассказываете о деятельности возглавляемого Вами музея. Если обратить внимание на конец прошлого года, то это и конференция «Музеи в условиях пандемии: адаптация к новым стандартам», инициированная Алматинским офисом ЮНЕСКО в рамках проекта Resili Art, и масштабный кыргызстанский проект «Ночь музеев-2020», и онлайн-встреча на тему «Очарование веков: раскрытие магии и загадок азербайджанских ковров», прошедшая при организационной поддержке британского ООО «Brooch Associates», и IV Международный конгресс «Культурное достояние Узбекистана как основа нового ренессанса» и т.д. Какой интерес проявляют Ваши иностранные коллеги к Музею ковра? Какие отзывы Вы получаете чаще всего?

— Деятельность нашего музея постоянно привлекает внимание иностранных специалистов. Причем речь идет о многих ее аспектах – все даже трудно перечислить. Наверное, прежде всего, надо сказать о нашей онлайн-деятельности, о которой я уже отчасти рассказала выше. Мы подняли ее в нашем коллективе на такой уровень, что некоторые идеи вызывают интерес и у наших коллег, а не только у зрителей. И теперь нас часто приглашают на онлайн-конференции поделиться опытом налаживания онлайн-деятельности.

Еще одно интересное направление нашей деятельности – это работа с волонтерами. Для молодежи, в основном из учебных заведений культуры и искусства, это хороший шанс попробовать себя и, проявив инициативу и способности, устроиться к нам на работу.

А такая насущная в наше время тема, как инклюзивность? Наш музей стал первым инклюзивным музеем в стране, разработав ряд оригинальных проектов, рассчитанных на облегчение доступа в музей слабовидящим и незрячим посетителям. У нас была разработана инновационная техника ткачества – сочетание ворсового ткачества с безворсовым, которая позволяет посетителям воспринимать образцы ковровых орнаментов, вытканные в такой технике, тактильным способом. Этой нашей практикой уже заинтересовались крупные музеи мира.

И, конечно, нельзя не упомянуть о такой грани деятельности нашего музея, как реставрация и консервация, а также восстановление забытых методов ткачества. По всем этим направлениям мы имеем налаженные и последовательно развивающиеся связи с иностранными коллегами – они активно интересуются нашим опытом.

— Даже в период карантина Вам удалось подписать меморандум с Национальным художественным музеем Украины. Как идет работа в этом направлении? С какими музеями мира Вы планируете расширить связи?

— В прошлом году мы еще до начала карантина провели за рубежом два крупных проекта – с Государственным музеем Востока (Россия) и Музеем турецкого и исламского искусства (Турция). В настоящее время мы поддерживаем и расширяем связи с музеями Турции, России, Украины, Германии, Японии и ряда других стран мира. Это, конечно, планомерная работа, но все-таки в этой сфере как ни в какой другой возможны приятные сюрпризы. Зачастую выставочный или иной проект, показанный зарубежной публике, становится тем полем, на котором взрастают новые связи и зарождаются новые идеи, новые проекты. Остается только добавить, что в период карантина мы делаем все от нас зависящее, и в этом направлении тоже. Но все-таки в полной мере результаты этого труда будут видны несколько позднее – когда карантин наконец-то будет снят, и музейная сфера всего мира вернется к проведению мероприятий в реальном режиме.

— Ширин ханум, большое спасибо за интересную и содержательную беседу. Мы желаем удачи Вам и Вашей слаженной команде на пути реализации новых проектов, задумок и идей.

— Большое спасибо!

Рустам Гасымов

www.novayaepoxa.com

309
virtonnews.com