Российский эксперт: «Не понимаю, почему азербайджанские беженцы все ещё не потянулись в Ханкенди и Ходжалы?»

Московские переговоры Алиева и Пашиняна по Карабаху прокомментировал для «Новая Эпоха» известный российский аналитик, политолог, эксперт в области безопасности Григорий Трофимчук:

— Григорий Павлович, как можно оценивать последние переговоры по Карабаху, которые прошли в Москве? Что изменилось внешне и в конструкции конфликта после последней войны?

— Прежде всего, что касается самого термина «конфликт». Баку считает, что конфликта уже нет. Москва, как и на протяжении последних десятилетий, считает, что конфликт должен решаться постепенно. А вот с Ереваном всё гораздо сложнее: теперь там однозначно уверены, что нормального решения для этого конфликта уже не существует, тем более, после войны.

Григорий Трофимчук

Переговоры по Карабаху в Москве, как известно, стали первыми для самой Москвы в 2021 году, что лишь подчёркивает значение этой темы. По сути самих трёхсторонних переговоров можно сказать, что Москва, после капитального изменения конфигурации в регионе, пытается вывести дипломатический процесс на ту же дорогу, как и до последней войны, постепенно успокоив эмоции. Однако по умолчанию в карабахском вопросе незримо присутствует теперь и Турция, хотя её представитель физически не сидит за столом, и обойти этот фактор уже не удастся.

Опасность продолжения войны существует как минимум по трём причинам:

1) позиция Запада и США, которых попытались обойти на повороте;

2) отсутствие факта усмирения Армении;

3) фактическая судьба оставшейся в подвешенном состоянии большей части собственно самого Нагорного Карабаха, который даже не упомянут, по имени, в тексте итогового заявления.

При большом желании противников трёхстороннего диалога, их можно попытаться столкнуть между собой, и эту опасность не учитывать нельзя.

— Алиев заявил, что конфликт остался позади и нужно думать о нормализации отношений, чего и практически подтвердил Путин. А что думает Пашинян и армяне, и насколько вероятно смена власти в Армении на фоне происходящих событий?

— Владимир Путин заявил, что конфликт «увеличил террористические риски» в регионе. Это очень важная деталь, говорящая о том, что успокаиваться слишком рано. Хотя в целом, как известно, Ильхам Алиев считает, что военная фаза вопроса завершена. Но здесь опять же выбивается из общего ряда Армения, которая ни в лице Никола Пашиняна, ни в лице армянского народа не готова принять текущие изменения. И эту «брешь» в гладко сформулированных официальных бумагах закрыть ничем не удастся: ни возвращением пленных армянских военнослужащих, ни передачей армянской стороне трупов, ни разблокированием границ. Даже в случае их реализации это слишком слабые бонусы на фоне исторического апокалипсиса для армян, который, как они понимают, даже ещё не закончен, а находится в стадии развития, с учётом демаркационных задач.

На этом фоне смена власти в Армении вряд ли что-то решит в стратегическом плане, так как противники Пашиняна всё равно нацелены на реванш, на войну. Оппозиция не может пока свергнуть Пашиняна, так как в её протесте не хватает одной из главных составляющих, которая присутствовала в армянских протестах весной 2018 года: фактор западной помощи протестующим, в том числе людьми. Местные армяне, которым некуда бежать, не настолько отважны. Но Пашинян, по их мнению, в любом случае проиграл войну, поэтому приговорён.

Кстати, о нормализации. Мирные азербайджанские беженцы, между делом, тоже могли бы начать заселять кусок Нагорного Карабаха, который остался в подвешенном состоянии. Не понимаю, почему они ещё не потянулись в Ханкенди и Ходжалы. Там, говорят, миротворцы уже и квартиры строят для тех, кто возвращается. Вот и посмотрим, как они смогут начать мирно уживаться, и даже жить, друг с другом.

— Президент Армен Саркисян, находящийся на данный момент в Лондоне, призывал провести досрочные выборы, что говорит о серьезном расколе между армянской элитой. Чем закончится этот политический кризис?

— Президент Армении – слишком слабая фигура, чтобы реагировать на его заявления. Особенно после того как он был «не в курсе» бурной деятельности Пашиняна в ночь с 9 на 10 ноября. Президент Горбачёв тоже был «не в курсе» событий в Тбилиси и других местах, во времена агонии СССР. Так что ему места в будущей Армении нет. Вазген Манукян тоже мало кого возбуждает, так как представляет всё тот же старый политический слой. Сменить, свалить Пашиняна могло бы новое лицо, которого пока там нет. Это была бы сильная альтернатива Пашиняну. Досрочные выборы не изменят буквально ничего – ни конфигурации границ в регионе, ни внутренних армянских проблем. Они способны лишь дополнительно обострить обстановку и ещё больше ослабить Армению как государство. Но ведь выборы могут и достичь обратного эффекта: подтверждения легитимности Пашиняна, на что он сам и рассчитывает. При этом надо отдавать себе отчёт в том, что тот, кто пришёл к власти через переворот может быть удалён оттуда через ту же схему. Это закон политической природы. И взывать к соблюдению формального закона в таком случае бесполезно.

— Какие перспективы у российско-турецкого военно-политического сотрудничества по урегулированию конфликта в Карабахе?

— На это двустороннее сотрудничество оказывает влияние и ряд внешних обстоятельств, включая не только сирийский, но и украинский аспект, который активизируется с началом деятельности новой администрации Белого дома. Поэтому хорошо пока, что это сотрудничество находится на оптимальной грани, но она становится всё тоньше. В любом случае ясно, что Турция усиливает собственное присутствие на Южном Кавказе, и прежде всего военное. Само по себе урегулирование карабахского конфликта Анкара воспринимает точно так же, как и Баку: полное нивелирование армянского политического фактора вне границ Армении как таковой. Но пока Пашинян дисциплинированно выполняет все пункты соглашений, включая транспортные и демаркационные вопросы, Турции активизироваться незачем.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.novayaepoxa.com

679
virtonnews.com