Российский политолог: «Навальный — буйный политик, разрушающий сакральность власти юмором»

На вопросы Информационно-аналитического портала «Novayaepoxa.Com — Новая Эпоха» отвечает российский эксперт, кандидат политических наук, директор Информационно-аналитического центра «Национальный диалог» Перкова Дарина Вячеславовна:

— Атмосфера на российском информационном поле даже после ареста Навального и прекращения массовых протестов, продолжает оставаться напряженной. Кризис + недовольство властями чревато трагическими последствиями. Какие меры предпринимает правительство РФ в плане нейтрализации усилившихся политических групп, которые все ярче проявляют себя за последние годы?

— По большому счету, какого-то особенного многообразия политических групп в России нет. Безусловно, крупной политической структурой являются региональные штабы Навального. Остальные заметны меньше, и к сожалению, мало кому известны. Лично я внимательно слежу за российскими либертаринцами, профсоюзами «Альянсом врачей» и «Альянсом учителей». Националистические и радикальные группы типа «Нода» или «Пилы» являются абсолютным порождением принимаемых в законопроектов, их обоснованно считают творением силовых структур, поэтому рассматривать их массовость или влияние нет никакого резона. Соответственно, у россиян по-прежнему нет никакой палитры или даже иллюзии свободного выбора. И Кремль, и оппозиция, полностью приняли ленинско-сурковскую систему разделения людей на «наших» и «не наших». В качестве противодействия политической активности сторонников протеста, помимо силового разгона и судебных решений вне правового поля, основным оружием, по-прежнему, является слово.

Дарина Перкова

Пропаганда работает на основе самых «горячих» точек: «оппозиционеры подставляют детей», «унижают историю Великой Отечественной», «являются шпионами Запада» и пр. В системе государственной контринформации снова «расцвели» сталинские термины — «враги народа», «шпионы», «иностранные агенты» и пр. Подобную риторику нельзя недооценивать. Поскольку большинство взрослого населения в России по-прежнему смотрит телевизор, подавляющая часть принимает подобную информацию в подсознание полуавтоматически, регулярно и безапелляционно. Не менее безапелляционны и российские либералы, которые соединились в солидарности к незаконно арестованному Навальному с оговоркой о том, что «сидящих в тюрьме критиковать «не комильфо», вот выйдет, и тогда…» На сегодняшний день, необходимо констатировать, что битву словом всё ещё выигрывает Кремль, но это останется явлением временным, так как в российском обществе стал понемногу воспитываться запрос на доказательность фактов чьей-либо вины или победы, а в этом плане у Кремля пока стратегия прежняя — шутить или отмалчиваться.

Как политологу, мне не хочется давать рецептов, провоцирующих любое противоборство, однако, самыми действенными в международной истории всё же являются протесты, имеющие чёткие социально-экономические требования, а в России последних лет — экологическую повестку, которая лично мне кажется особенно перспективной. К сожалению, в России нет культуры профсоюзного движения. В последние два года случались акции цеховой солидарности актёров и журналистов, однако такая тенденция для действующей власти может стать по-настоящему страшной. Любое объединение людей по остросоциальному (к примеру, солдатские матери) или профессиональному признаку, может привести к такому сильному взаимопониманию и взаимопроникновению, что способно стать реальной альтернативной любой из существующих в России партий. Именно поэтому власть в России так превентивно реагирует на любое усиление профессиональных альянсов, и иногда ещё более реакционно, чем по поводу структуры Алексея Навального.

— Каким вы видите расслоение населения России за последний период? Одна олигархия заменена другой и все словно застыло. Анализируя Рунет, создается такое впечатление, что россиянам просто скучно жить в такой системе, и общество требует изменений, каких — конкретно даже само не знает. По-вашему, что конкретно хочет большинство граждан России?

— Общество всегда хочет больше денег и больше возможностей для получения услуг образования, здравоохранения и досуга. И «чтобы не было войны». Вопрос только в том, с чьей политической волей россияне связывают всё вышеперечисленное. Кому благ уже достаточно, а кому кажется, что Россия в последние 7 лет и так является непосредственным инициатором и участником военных действий. Для кого-то «царь — хороший, бояре — плохие», для кого-то первороден страх, что будет только хуже. Расслоение население изменяется только в сторону тотального увеличения бедности. И увеличением разницы между возможностями от дохода взрослого человека в 2007, и того же взрослого — в 2021 году. И часто бывает, не в пользу современности. А звёзды в Кремле — всё те же. То есть, дело в развитии элементарных аналитических способностей? Кстати, от свободы передвижения, тайны личной информации и прочих «красивых» свобод большинство жителей планеты в период пандемии отказались вовсе. Так что в этом смысле Россия — не исключение. Вопрос только в том, как все эти возможности используют властьпридержащие.

— Навального различные политические группы воспринимают по-разному. Абсолютное большинство протестного электората в нем видит «спасителя», а некоторые, особенно оппозиционные деятели с большим стажем, ярые противники Путина, считают его неким политическим клоном президента РФ. Я понимаю, что это сложный вопрос, проанализировать который пока просто невозможно, но все-таки, интересно ваше собственное мнение по этому поводу. Кто Навальный?

— Навальный — политик. Буйный, не очень последовательный, самостийный, харизматичный, обучающийся в текущем процессе. К счастью, живой. Я не очень верю, что вся информация из расследований, которые выдаёт его команда, является их собственным «случайным» открытием, и в этом, я признаюсь, являюсь сторонницей теории «башен Кремля»; но у Навального есть важнейшее преимущество — форма подачи информации. Он рушит сакральность власти юмором, показывает современный и простой поиск информации, который государственные идеологи презентуют как тайный и сверхсложный. Это привлекает. Это упрощает и облегчает картину мира. Это убирает ту самую «недоступность», «заборность» и прочие ограничения, которые людям в их восприятии уже надоели. И тем больше это действенно, чем больше ему в ответ — стандартный снобизм, нагнетание суперважности и прочие устаревшие методики. Мы, к несчастью для наших правителей, живём в мире, где одна и та же модель телефона и выход в интернет есть абсолютно у всех. Эти границы стёрты.

— Предположим, что Навальный — герой народа, на плечах масс пришел к власти. Как вы думаете, он вернет Крым и Донбасс Украине, так как неоднократно критиковал политику Кремля в этом вопросе?

— Политику он критиковал, а вот отдавать никому ничего не обещал. В противном случае, уже дал бы, наверное, интервью популярному украинскому журналисту Дмитрию Гордону, который мечтает поставить Навального в «неловкое положение» перед его потенциальным электоратом. Мне думается, что вероятность возврата Донбасса есть, а вот Крыма — близка к нулю. Это может стать самым непопулярным и технически сложным в истории вообще всех руководителей России решением. И для России, и для Украины путь может быть идентичен — необходимость прямо-таки отстраивания в самом соревновательном смысле привлекательных для населения этих территорий экономик и условий, без использования терминологии «предательства» и «перебежничества». Но, кажется, пора возвращаться в реальность — пока я занимаюсь исследованием политических процессов, а не сценариями фантазий — утопий.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.novayaepoxa.com

450
virtonnews.com