Юлия Каплан: «Украину больше всего беспокоит нарушение прав человека и преследование крымских татар»

На вопросы Информационно-аналитического портала Novayaepoxa.Com отвечает украинский политолог, эксперт Аналитического центра «Фабрика мысли Донбасс» Юлии Каплан:

Юлия Каплан

— Госпожа Каплан, если сравнивать общественное мнение большинства украинцев в годы Порошенко и мнение украинцев периода Зеленского, изменилось ли отношение к фундаментальным, самым болезненным проблемам страны – оккупации Крыма и части Донбасса? Украинский народ верит в то, что мирные переговоры приведут к положительным результатам или, все-таки, рассматривает войну как единственный способ вернуть оккупированные территории?

— Это очень важный и сложный вопрос, ответ на него включает несколько аспектов: пути возвращения временно оккупированных территорий; политика Украины в отношении их жителей; понимание жителями Украины, что же именно происходит на Донбассе; а также будущий статус оккупированной части Донбасса и Крыма. Если говорить о первом аспекте – отношение населения Украины к сценариям разрешения конфликта при Президентах Петре Порошенко и Владимире Зеленском, то оно кардинально не изменилось. Силовой путь, в частности освобождение временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, никогда не был в приоритете у населения Украины. В среднем в течение 7 лет оккупации только до 20% жителей Украины поддерживают этот вариант. За результатами социологического исследования одного из ведущих аналитических центров — Фонда «Демократические инициативы» в 2015 г., возвращение территорий силовым путем поддерживали около 14 % населения. В 2020 г. за данными другого авторитетного исследовательского центра Фонда имени Разумкова, силовой сценарий поддерживают около 20%. Но увеличение количества в данном случае скорее говорит о разных методиках исследований, нежели о реальном возрастании сторонников военного освобождения. В приоритете все же остаются политико-дипломатические механизмы урегулирования конфликта на Востоке Украины.

Другое дело, что долгое время в украинском обществе наблюдалась и наблюдается неопределенность, разрозненность позиций населения относительно политики Украины к Донбассу в сложившихся условиях. Стоит ли Украине поддерживать эти территории, каким образом? Снова-таки результаты социологического опроса уже в 2021 году показывают, что сегодня около 30% населения придерживаются позиции, что Украина должна остановить любые контакты с временно оккупированными территориями до полного освобождения – социальные выплаты, торговлю, передвижение людей. Около 20 % считают, что экономическую блокаду стоит продолжать, а вот гуманитарная политика относительно жителей должна сохраняться. Только 15% поддерживают вариант восстановления экономических связей и социальную поддержку жителей уже сейчас. И в этом вопросе политика В. Зеленского и Правительства является более конкретной — Украина должна поддерживать своих граждан на оккупированных территориях. Максимально защищать и обеспечивать их права даже в сложившихся условиях.

Долгое время в украинском обществе было очень неопределенное понимание, что же на самом деле произошло/происходит на Востоке Украины – российско-украинская война VS внутренний конфликт. И тут тенденции за последние полтора года очевидно прогрессивные. На сегодняшний день больше половины населения признают факт российской агрессии (54 %) и только 15% считают, что это внутренний конфликт при поддержке России. Больше 70 % признают, что у Украины война с Россией. И эти изменения в оценках можно отнести к позитивному результату политики нынешний власти. Хотя, конечно, стоит признать, что общественный дискурс относительно факта оккупации, его причин, роли России, остается еще достаточно слабым.

Более определенными стали позиции населения относительно статуса оккупированных территорий после возвращения. На сегодняшний день больше половины населения (55%) считают, что они должны вернуться в том статусе, в котором существовали до 2014 г. И только по 13% допускают, что у этих территорий могут быть более широкие полномочия или автономия. Но эти настроения идут в разрез с Минскими договоренностями и потенциально являются очень конфликтогенными для украинского общества.

— Как вы оцениваете Минский формат урегулирования конфликта на Донбассе? Почему Украина не настаивает на включении аннексии Крыма к повестке переговоров между Москвой и Киевом? Ведь переговоры только по Донбассу наводят на мысли, что Украина смирилась с захватом полуострова…

— На сегодняшний день переговоры в Минском формате практически не продвигаются. Однако нужно помнить, что Минский формат является частью Нормандского. Именно Нормандская четверка (Германия, Франция, Украина и Россия) является единственной политико-дипломатической площадкой. Вопрос об урегулировании вооруженного конфликта может быть решен только в рамках Норманди, возможно и при условии увеличения количества участников (например, присоединения США). Переговоры в Минске (работа трехсторонней контактной группы) это не политический формат, а я бы сказала технический. Он не является определяющим для принятия решений по урегулированию конфликта. Скорее для российской стороны выгодно перенести предмет переговоров в Минский формат и таким образом легализовать субъектность так называемых властей непризнанных республик, заставить Украину вести переговоры в двустороннем формате – Украина/непризнанные республики. В таком случае это позволяет России избежать лишнего международного давления на себя, которое происходит в Нормандском формате, перевести конфликт в формат внутриукраинского и т.д. Но тут стоит напомнить, что само название «трехстороння контактная группа» расшифровывается как Россия-Украина-ОБСЕ. Вот кто является этими тремя сторонами переговоров в Минске.

Что касается оккупированного Крыма, почему он не обсуждается в Минском формате, то ответ очень очевиден. Стоит напомнить, что Минские договоренности (в том числе Комплекс мер на их выполнение) заключались исключительно в контексте вооруженного конфликта на Востоке Украины. И в 2014 г., и в 2015 г. предметом переговоров и договоренностей был Донбасс. Поэтому вопрос Крыма там обсуждаться не может. И, действительно, может создаваться впечатление, что о Крыме «забывают», но это не так. Да, до 2019 г. Украина не смогла создать международный политико-дипломатический системный формат для обсуждения вопроса Крыма. Но, сейчас, действия новой власти это исправляют. Как вы знаете, Украина создала «Крымскую платформу», ее официальное открытие пройдет 24 августа в годовщину празднования 30-тилетия независимости Украины. Именно «Крымская платформа» станет международной площадкой для политико-дипломатического урегулирования будущего Крыма, его возвращения в Украину. Стоит сказать, что Россия всеми доступными ей способами препятствует запуску «Крымской платформы», в том числе и шантажом наших международных партнеров. Но, тем не менее, Украина настойчиво и последовательно продвигает этот формат, и мы очень надеемся на конструктивную поддержку других стран работы «Крымской платформы» в дальнейшем.

— Блокада Крыма со стороны Украины продолжается. Россия построила огромный мост через Керченский пролив. Теперь пытается протянуть линию электропередачи в регион и в Москве обещают в будущем решить проблему с водой. Информация из Крыма довольно противоречивая. А какова там реальная ситуация? Какие результаты мониторинга украинских исследовательских центров и институтов изучения постоккупационного Крыма?

— К сожалению, у Украины нет исчерпывающей информации о водообеспечении населения Крымского полуострова. Как вы знаете, Крым закрыт для доступа как со стороны Украины, так и международных организаций. Однако, по той информации, которая имеется, воды достаточно для нужд гражданского населения. Не хватает ее скорее для военно-промышленных потребностей России в Крыму. Кроме того, беспокоит факт, что начались исследовательские разведки дна Азовского моря с целью добывать пресную воду из источников на дне моря. Об этом открыто заявляют представители оккупационных администраций. Насколько это не станет новой экологической угрозой трудно сказать. На сегодняшний день, больше всего Украину беспокоит нарушение прав человека в Крыму. Преследование проукраинского населения, в том числе крымских татар. Незаконные аресты на политической основе, убийства активистов, шантаж и запугивание членов их семей.

— Как мы знаем, при ельцинской России уставшие от наглости, беспредела и беспрецедентного давления со стороны Кремля республики создали организацию ГУАМ – Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова, и в рамках этого сотрудничества у наших стран наладились очень тесные, почти стратегические отношения. А что можете сказать о нынешнем уровне азербайджано-украинских отношений? Какие недостатки и перспективы вы видите, по-вашему, что ускользнуло от внимания государственных структур?

— Как вы правильно сказали, ГУАМ создавался как альтернативная организация для конструктивного, дружеского сотрудничества четырех стран на постсоветском пространстве. Однако, ситуация изменилась, стала более сложной, прежде всего из-за агрессивных действий России (Грузия – 2008, Украина — 2014). Поэтому, на мой взгляд, необходимо развивать наше сотрудничество, но учитывая новые внешнеполитические и экономические условия. Перспективы у организации есть, но необходимо обновление «повестки дня» — задач, механизмов, целей, направлений взаимной поддержки. ГУАМ как организация должна развиваться, отвечая новым сложившимся условиям.

— Последнее время отношения Украины с Беларусью сильно испортились. А сегодня Лукашенко обрушился с критикой на Украину и обвинил Киев в закрытии воздушного пространства. Он перешел «красную черту» и заявил, что может признать Крым «российским». Как вы думаете, такое развитие ситуации может привести к полному разрыву всех отношений между Минском и Киевом?

— Буквально на днях господин Лукашенко в своем интервью сказал, что признает Крым российским только после признания его таковым всеми олигархами самой России. Этим, на мой взгляд, подчеркивается вопрос легитимности оккупации Крыма со стороны господина Лукашенко, а также в самой России. Не все население России считает это правильным, а тем более законным. С другой стороны, Украине долгое время удавалось выстраивать с Беларусью тесные и конструктивные экономические отношения, да и политические тоже. Но события последних двух лет очень осложнили отношения наших государств. Украина не вмешивается во внутренние дела других стран. Но, не отреагировать на жесткое нарушение прав человека в Беларуси, она не может. Всему миру известны факты разгона участников мирных протестов, криминальные преследования активистов и не только.

Кроме того, остается актуальным вопрос – насколько нынешняя политика белорусской власти является независимой от внешнего влияния, самостоятельной. И тут, конечно, есть опасения. Протяженность границы между Украиной и Беларусью составляет около тысячи километров…

Беседовал: Кавказ Омаров

www.novayaepoxa.com

1159
virtonnews.com