Воспоминания: «Помогать людям дедушка считал своим долгом…»

Информационно-аналитическая онлайн газета «Новая Эпоха» представляет вниманию своих читателей очередной материал в рамках авторского проекта Рустама Гасымова «Воспоминания».

Проект «Воспоминания» посвящён ярким азербайджанским личностям, покинувшим этот мир. В рамках данного проекта родственники, друзья, близкие и коллеги делятся своими воспоминаниями, интересными случаями и впечатлениями о человеке, которому посвящён материал, одним словом, строками, наполненными теплотой, любовью и ностальгией о каждом герое проекта.

В нашем сегодняшнем материале воспоминаниями о Народном художнике СССР, лауреате высоких государственных премий, азербайджанском живописце и графике, создавшим иллюстрации к произведениям азербайджанских классиков, художнике, оформившем зал станции метро «Низами Гянджеви», где он создал мозаичные панно на основе сюжетов произведений Низами и портрет поэта/философа, Микаиле Абдуллаеве делится его внучка Нигяр Абдуллаева (Гасанова).

Мне бы хотелось рассказать о Микаиле Абдуллаеве не как о Народном художнике СССР, выдающемся живописце и педагоге, а как о заботливом отце и любящем дедушке. К моему великому сожалению, мой папа Джами Абдуллаев оказался поздним и единственным ребенком в семье, поэтому мое появление на свет совпало с периодом, когда дедушка уже был в возрасте. Мне не довелось застать тот наиболее яркий период его жизни и творчества, период невероятного расцвета его искусства. Папе в этом плане повезло гораздо больше, ведь он многому научился у своего отца, а мне досталась лишь небольшая часть, но она оказалась настолько красочной и теплой, что навсегда запечатлелась в моих детских воспоминаниях. Но понять это я смогла только спустя время, став взрослой. Те годы, будучи ребенком, я даже не осознавала весь масштаб Личности Микаила Абдуллаева, его заслуги перед народом и республикой, а воспринимала его лишь как своего любимого дедушку.

Так получилось, что вначале мы с семьей дедушки жили раздельно, но папа очень хотел, даже настаивал жить под одной крышей, ведь ему хотелось больше времени проводить с отцом, общаться с ним, окружить его заботой и вниманием. Какое-то время бабушка старалась отговорить папу от этой затеи, ведь молодой семье с маленькими детьми непросто делить жилплощадь бакинской квартиры с пожилыми людьми, которым больше хочется тишины и спокойствия. Но в результате продолжительных разговоров папе все-таки удалось уговорить родителей, и с того момента мы стали жить вместе. Этот период оказался очень интересным. Раньше мы регулярно виделись, приходили к ним в гости, гуляли, беседовали, но совместный быт позволил мне больше времени находиться с ним рядом и лучше узнать его, как человека, открыть в нем новые для меня стороны.

Будучи ученицей четвертого класса, мне доверили важную миссию. К тому времени бабушка уже очень редко выходила в свет вместе с дедушкой, поэтому он предложил, чтобы ему компанию составила Нигуля, как он ласково меня называл. Папа одобрил эту идею, ведь по своей природе я была тихим и прилежным ребенком, который сам не заговорит, пока его не спросят. Таким образом, я стала сопровождать дедушку на мероприятиях государственной важности. Мы ходили в гости к известным деятелям культуры, чаще к художникам, а также были в гостях у президента Гейдара Алиева, который дружил с моим дедушкой. Выход с ним в свет рассматривался мной как некая работа, которая мне поначалу не приносила особой радости, ведь я была невероятно стеснительным ребенком, а стоило нам появиться, к примеру, на выставке, как всё внимание присутствовавших моментально переключалось с дедушки на меня, все желали пообщаться со мной, а мне в такие минуты становилось неловко и хотелось скрыться от любопытных людских глаз. Этот момент меня сильно смущал, но я считала, что должна поддержать дедушку. Мне дома объясняли, что бабушка не может быть его спутницей на важных мероприятиях в силу своего возраста, поэтому эта почетная миссия доверена мне, к выполнению которой я подходила осознанно и ответственно, несмотря на свой юный возраст. Несколько смешанные чувства я испытывала, когда к нам приходили телевизионщики и брали у дедушки интервью. В такие моменты сильно волновалась, переживая, что вдруг не смогу правильно ответить на вопрос, но дедушка меня всегда успокаивал, что общение с прессой – это часть нашей жизни, поэтому нужно относиться к ней спокойно и вселял в меня уверенность. Но учитывая мою стеснительность, держаться было не просто.

Если убрать фактор повышенного внимания, то мне очень нравилось посещать именно художественные выставки. Наверное, уже с того времени у меня хорошо развилась зрительная память, поэтому многое сохранилось в ней целыми фрагментами. Помню, как на вернисажах с большим удовольствием рассматривала картины и абстрактное мышление, помогающее мне по жизни, сформировалось именно благодаря посещению этих мероприятий. Картины многих азербайджанских мастеров кисти навсегда запечатлелись в моем детском сознании, особенно краски, тона и цвета, которые они использовали. Моя младшая сестра Алиша Абдуллаева, которая пошла по стопам дедушки и поступила в Академию художеств, обладает профессиональными знаниями в области искусства, а у меня всё происходит на интуитивном уровне. Это касается и смешивания красок, и нахождения нужного тона, и построения композиции, и наличия вкуса в одежде, и сочетания цветов и т.д. Одним словом, все эти способности передались мне генетически. Примечательно, что я занималась рисованием, участвовала в выставках, но особой тяги к живописи у меня не было, что и почувствовал дедушка, сказав: «Ты очень хорошо рисуешь, но я вижу, что тебе это не доставляет удовольствия. Я знаю, что в жизни ты найдешь другое предназначение, а живопись – не твое призвание. Это дело нужно любить и посвящать ему себя без остатка». Тогда я удивилась, но с возрастом поняла, что дедушка оказался прав, ведь я нашла себя в совершенно иной сфере, а рисование осталось на уровне увлечения.

Будучи прямолинейным человеком, дедушка всегда говорил правду, даже если она могла кого-то огорчить. Это происходило, когда ему показывали работы молодых художников и хотели узнать его мнение. Тогда дедушка резюмировал, стоит ли человеку дальше заниматься художеством или постараться найти себя в другой сфере, ведь изобразительное искусство, как и любое другое искусство, требует наличия таланта и определенных способностей, невероятной самоотдачи и углубленного подхода. Не зря говорят, что человека можно научить рисовать, развив у него навыки и технику, но сделать из него художника, научить мыслить и смотреть на мир глазами живописца невозможно. Это дар свыше. Если в человеке этого не было, то он достаточно деликатно говорил, что нужно искать свое призвание в другой области. Некоторых его прямота обижала, что даже расстраивало дедушку, но он всегда говорил честно и с улыбкой подмечал, что даже его собственный сын лишен творческих способностей и не умеет рисовать, но не отчаивается по этому поводу, так как у каждого человека на земле свой путь, главное его правильно найти и заниматься своим делом. Задача родителей определить, в чем талантлив их ребенок.

По своей природе дедушка был очень скромным человеком. Он помогал совершенно незнакомым людям, но придерживался мнения, что близкие родственники, дети и внуки должны всего добиться самостоятельно без его помощи и давал это понять с детства. Дедушка старался не появляться там, где я учусь, а директор моей школы, наоборот, очень хотела, чтобы он как-нибудь заглянул, но дедушка был непреклонен, говоря: «Я не хочу, чтобы мое появление влияло на внучку. Ей нужно самой всего добиться, а я буду ей только мешать». К слову, мои родители придерживались аналогичного мнения, но общество настойчиво требовало его появления. Впоследствии он все-таки один раз заглянул в школу и подарил свою картину.

У Микаила Абдуллаева были проблемы со зрением, которые с возрастом усугубились. С годами зрение дедушки серьезно ухудшилось, что заставляло его зачастую щуриться, но удивительно, что он практически всегда обходился без очков, по крайней мере, в очках я его никогда не видела. Для меня остается загадкой, как он в таком состоянии занимался творчеством. И когда мне казалось, что дедушка ничего не видит, он сидел перед холстом и писал картины. Думаю, большой талант, профессиональные навыки, накопленный опыт, абстрактное мышление, невероятная фантазия и феноменальная память помогали ему, когда зрение стало подводить. Такое ощущение, что в преклонном возрасте он занимался творчеством интуитивно на подсознании зная, что у него получится, предвкушая конечный результат, возможно, используя образы из своей памяти.

Помню, как дедушка писал мой портрет, который до сих пор находится у меня дома. Мне тогда было лет шесть. В те годы мы жили отдельно, поэтому каждый такой визит становился для меня днем с дедушкой. Я позировала ему в мастерской, мы общались, приходили люди, но мы втроем (вместе с бабушкой) успевали еще сходить погулять на бульваре и заглянуть в знаменитое кафе «Жемчужина», где наслаждались трапезой под хорошую музыку. Было интересно. К слову, дедушка любил заведения с музыкой, поэтому, когда на бульваре открылся ресторан «Синема», он часто уговаривал бабушку взять меня и пойти туда отдохнуть. Бабуля поначалу отказывалась, но потом говорила, что ребенку нужен свежий воздух, и мы дружно шли гулять.

Ну, вернемся к написанию портрета. Помню, насколько сильно дедушка щурился, что мне, казалось, будто он меня вообще не видит. Самое удивительное, что он прекрасно передал мое состояние на тот момент, а именно недовольное лицо, так как мне не нравилось позировать, и на протяжении этого процесса я постоянно вертелась, как это обычно бывает с детьми. Мои тёти приносили пирожки, сладости и другие вкусности лишь бы я сидела не двигаясь, но их усилия не увенчались успехом. Сама не понимаю, как дедушке в такой суматохе всё же удалось поймать мое выражение лица, взгляд, смотрящий вдаль, ведь я постоянно смотрела по сторонам, и с невероятной точностью передать мое внутреннее состояние, которое словно спрашивало – когда же всё это закончится (смеется).

Дедушка мог часами рассказывать интересные истории, как из своей насыщенной жизни, как он путешествовал по миру, встречался с известными людьми, так и о прочитанном в книгах. Помню, как во время работы над моим портретом он рассказал мне целую серию историй, чтобы отвлечь меня, снять напряжение и создать непринужденную обстановку. Терпению дедушки стоит отдать должное. Он обладал невероятной выдержкой и самообладанием.

Уже с детства я чувствовала ответственность, нося семейную фамилию, понимая, что должна хорошо учиться, чтобы дедушка с бабушкой и родители мной гордились. Я думала, стоит мне оступиться, как об этом сразу расскажут дедушке, и он меня поругает, а мне не хотелось его расстраивать. Вообще, с годами я стала лучше понимать, насколько большим авторитетом и уважением обладал дедушка, поэтому чисто эмоционально или даже на подсознательном уровне старалась быть безупречной во всем, чтобы соответствовать статусу его внучки.

Удивительно, но бабушка с дедушкой никогда не разговаривали друг с другом на повышенных тонах. Между ними наблюдалась удивительная идиллия, причем во всем. Я даже не припомню, чтобы они ругались. У них в семье никто и никогда не повышал голоса. Даже мой папа, будучи достаточно эмоциональным человеком, в присутствии дедушки или после разговора с ним всегда преображался. Они часто обсуждали какие-то планы, папа делился с ним своими задумками и во время таких дискуссий дедушка всегда всё расставлял по полочкам. Папу поражала дальновидность и глубокий анализ ситуации, который проводил его отец – Микаил Абдуллаев.

Интересная особенность дедушки заключалась в том, что до последнего дня он старался быть самостоятельным, не хотел обременять нас и добродушно отказывался от любой помощи. К слову, он вообще никогда ничего ни у кого не просил. Эта черта его характера. Скромность и Микаил Абдуллаев – это слова синонимы. Он даже не хотел переезжать в новую квартиру, которую для него выделили. Его убедил лишь тот факт, что квартиру записали на его имя и другого выхода у него просто нет. От всего другого дедушка категорически отказывался. Дело в том, что Микаил Абдуллаев вырос в большой семье и всегда говорил: «Если у меня что-то есть, то должно быть и у них. Я постесняюсь просить что-то для своих родственников. Лучше пусть у меня не будет, и у них, так как в этом случае меня не будут мучить угрызения совести».

Микаил Абдуллаев был депутатом на протяжении 45-ти лет. Естественно, ему полагалась служебная машина и водитель. Он всячески был против этого, говоря: «Я просто не представляю, как буду ездить на собственном автомобиле, а мои сестры будут лишены такой возможности, а мне этого не нужно». К тому же, дедушка очень любил ходить пешком на протяжении всей своей жизни. Помню, как даже в достаточно преклонном возрасте на предложение папы подвести его до мастерской всегда отвечал: «Нет, спасибо, я лучше пройдусь. Не стоит беспокоиться, ведь моя верная спутница, имея ввиду трость, всегда со мной». Действительно в старости он опирался на палочку и ходил с ней до тех пор, пока папа ее не спрятал, боясь, что дедушка во время прогулки может оступиться, упасть и получить травму. А путь он держал в свою мастерскую в Доме художников (Олимп), идя пешком от проспекта Нефтяников. Потом папа обязательно звонил в мастерскую дедушки, интересуясь, всё ли нормально и как он дошел до места назначения. Сколько папа не старался «поймать» его после работы и отвести домой на машине, дедушка выходил либо раньше, либо позже, чтобы вернуться домой пешком. Возможно, именно такой активный образ жизни помог ему сохранять себя в тонусе в столь преклонном возрасте. Движение для него было жизнью! Во время каждой такой прогулки он встречал людей. Это были друзья, знакомые и совершенно незнакомые люди, обращавшиеся к нему с просьбами, которые он всегда выполнял. У него в кармане находился небольшой блокнот, в котором он делал записи и старался помочь как можно большему числу людей решить их вопросы. Помогать людям дедушка считал своим долгом. Поэтому, приходя в мастерскую, он брал свой красный телефон и с помощью звонков в нужные инстанции или используя правительственную линию решал проблемы людей, обращавшихся к нему за помощью.

Дедушка много путешествовал и любил этим заниматься. Ему нравилось изучать новые страны, знакомиться с культурой, обычаями и традициями других народов. Достаточно продолжительное время он провел в Индии и Италии, которым посвятил свои знаменитые серии работ. Папе, будучи в те годы маленьким, даже довелось какое-то время пожить с ним за границей. Будучи добрым и бескорыстным человеком, дедушка всегда довольствовался самым малым. Его страсть в жизни не заключалась в материальных вещах. Он не стремился к богатству, накопительству, роскоши и расточительству. Главным для него было обеспечить семью и путешествовать. Даже ремонт его мастерской буквально заставлял делать мой папа, так как дедушку всё устраивало, и он ничего не хотел менять. Его квартира напоминала вторую мастерскую, а точнее самый настоящий склад, где повсюду стояли картины, образовавшие целый лабиринт, по которому дедушка с бабушкой ежедневно передвигались. Квартира и мастерская напоминали хранилище художественных произведений, но то, что мы называем творческим беспорядком, дедушку полностью устраивало, ведь стоило навести порядок, как он ничего не мог найти, хотя знал, где лежит каждый клочок бумаги. Не зря говорят, что «Гений господствует над хаосом». Сколько папа не пытался сделать ремонт, купить новую мебель и улучшить их жилищные условия, они всегда отказывались. Примечательно, что бабушка была солидарна с дедушкой. К сожалению, я не застала ее молодой, но любовалась ее фотографиями прошлых лет, когда она любила красиво одеваться, всегда сопровождала дедушку во время выхода в свет. Но в преклонном возрасте дедушка и бабушка довольствовались лишь собой и не думали о материальных вопросах.

Вообще, между ними была большая любовь, которую мы часто видим в фильмах или читаем на страницах известных романов. Безумная любовь позволила им сохранить романтические отношения до глубокой старости, что меня всегда удивляло, как можно сберечь любовь, эти светлые нежные чувства спустя столько лет. Они гуляли вместе, устраивали романтические вечера, смотрели телевизор, прижавшись друг к другу на диване, и беседовали по душам, вспоминали свою молодость, обсуждали какие-то интересные события и никогда не расставались. На это было очень мило смотреть. Ее звали Лейла, но до конца своих дней дедушка ласково называл ее Лялечкой, ставшей его прекрасной музой на протяжении всей жизни, которой он посвящал свои живописные полотна. Его последние слова, сказанные папе, звучали так: «Позаботьтесь, пожалуйста, о Лялечке…» Это было единственным, о чем он просил перед смертью. Мне довелось видеть эти романтические взаимоотношения своими глазами в реальной жизни, и, поверьте, это впечатляет даже больше, чем любовь на его картинах.

Помню по рассказам папы, что бабушка особенно в молодости часто ревновала дедушку, который, оказавшись на любом мероприятии, говоря современным языком, становился его хедлайнером. Всё внимание гостей моментально концентрировалось на нем. Обладая великолепным чувством юмора, он всегда шутил, начиная свою речь с какой-нибудь смешной истории, рассказывал интересные случаи из жизни и многое другое. Вообще, Микаил Абдуллаев – это настоящая энциклопедия и интереснейший собеседник. Слушать дедушку можно было бесконечно, поэтому вокруг него всегда собирались люди. В такие и подобные моменты бабушка нервничала, что дедушка пользуется большим вниманием у прекрасной половины человечества, хотя повода для ревности он никогда не давал. Лялечка была любовью всей его жизни, поэтому его сердце принадлежало только ей. Всё дело в том, что в парах часто один из супругов берет на себя роль ведущего, а другой держится в тени. В этом плане бабушка предпочитала больше оставаться в тени, не особо любила общественность и нахождение в центре внимания, чего нельзя сказать о дедушке. Он был невероятно коммуникабельным, социальным и активным человеком. Дедушка никогда не был домоседом, поэтому не мог жить без общения и получал от этого удовольствие. Ему нравилось находиться в водовороте событий, в центре внимания, посещать большие мероприятия, где люди тянулись к нему, а он к ним.

Говоря о творчестве, стоит отметить одну важную деталь. Удивительно, но никто не знает точного количества работ дедушки, ведь он работал до конца своих дней. У него под рукой всегда находился блокнот, где он делал зарисовки, многие из которых в дальнейшем становились сюжетами для будущих картин. К слову, блокнотов было очень много, причем самых разных форм и размеров. С ними он никогда не расставался. Помню, когда у нас шел ремонт, и блокноты оказались на тот момент упакованными в специальные коробки, дедушка умудрялся рисовать даже на обратной стороне обоев или на кусочках газет. Одним словом, желание творить и создавать было настолько сильным, что он писал на всем, что попадалось ему под руку, когда рядом не находилось блокнота или холста, а приходящая в голову идея требовала ее моментальной реализации. Даже во время объяснений студентам он мог нарисовать на любом клочке бумаги. Поток мыслей дедушки никогда не останавливался, и он старался показать на бумаге то, что его интересовало, волновало и приходило на ум. А сюжеты он брал из своей феноменальной памяти, фиксирующей всё, что он видел в жизни. Помню, что работы, создаваемые дедушкой в период, когда я была маленькой, обязательно включали людей, изображаемых возле моря, на скамейке, в городе и других местах, которые сохранились в его зрительной памяти.

Никогда не забуду мастерскую дедушки, где он создавал свои шедевры. Это светлое просторное помещение с большими окнами, повсюду картины, которые я могла рассматривать часами, обязательно выискивала какую-то наиболее понравившуюся мне работу, расспрашивала у дедушки историю ее создания или запечатленных на ней персонажей. Вообще, дедушка с огромной любовью относился к своим полотнам, считая каждую творческую работу своим ребенком, поэтому он сильно переживал из-за расставания с картинами. Это не относилось к госзаказам, ведь дедушка регулярно писал портреты выдающихся личностей, которые затем презентовались в качестве подарка от страны. Это он расценивал как работу, но свою собственную коллекцию оберегал как зеницу ока, считая эти полотна чем-то личным и сокровенным. С этими картинами он не мог спокойно расстаться, отказываясь их продавать. Помню, как к нему в мастерскую всегда приводили иностранных гостей, которые с удовольствием покупали его картины. Однако в такие моменты дедушка очень переживал. Как я понимаю, ему не хотелось отдавать свои полотна ни за какие деньги. А учитывая стоимость картин, ему было достаточно продать одну работу раз в 3-4 года, чтобы прожить несколько лет на вырученные средства. К слову, несмотря на предложения, он не соглашался выставлять свои картины на аукционы, даже когда появлялась такая возможность. Дедушка так переживал и берег свои полотна, что боялся доверить их реставраторам. Но папе все-таки удавалось порой его уговорить, и он отвозил картины к мастерам, которые приводили их в порядок и в таком виде они смотрелись еще лучше, что приводило дедушку в восторг. Кстати, подбором рам для работ всегда занималась моя мама Севда Ханум. Дедушке очень нравился ее вкус.

Помню, как я посещала детский танцевальный ансамбль «Сайях» и часто оказывалась среди четырех девочек, которые принимали участие в правительственных мероприятиях. К тому же, когда президент Гейдар Алиев в те годы отправлялся с визитом в зарубежные страны, меня часто включали в состав делегации. Мы обязательно везли портрет главы государства, с которым предстояла встреча. Эти картины кисти моего дедушки Гейдар Алиевич дарил лидерам других стран. Помню нашу поездку в Турцию и встречу с президентом страны Мустафой Демирелем, которому в качестве подарка от Азербайджана был презентован портрет, написанный Микаилом Абдуллаевым. И когда Гейдар Алиевич представил меня г-ну Демирелю, с которым дедушка был лично знаком, он меня обнял, поцеловал и отметил: «Для меня большая честь получить в дар картину столь именитого художника, каким является Микаил Абдуллаев!» Мне, в свою очередь, было очень приятно слышать такие слова в адрес моего дедушки.

К слову, президент Гейдар Алиев всегда звонил и интересовался состоянием здоровья Микаила Абдуллаева, спрашивал, почему он всё реже появляется на публике и мероприятиях, а дедушка сетовал на свои годы. Они по-дружески беседовали, и художник всегда отказывался от какой-либо помощи, говоря, что ни в чем не нуждается. К слову, трубку всегда поднимала я и во время короткого диалога глава государства успевал поинтересоваться моей учебой, шутил, всегда был вежлив и приветлив. Будучи ребенком, я понимала, что звонит президент нашей страны, но в силу своего юного возраста не осознавала всего масштаба Личности Гейдара Алиева – Общенационального лидера нашей страны. Сгорая от любопытства, я даже иногда подслушивала их разговоры, о чем они знали, поэтому Гейдар Алиевич напоследок шутя говорил дедушке: «Внучке от меня привет!», на что дедушка отвечал, что он обязательно передаст, после чего они оба смеялись. Вообще мне было так любопытно узнать, с кем и о чем разговаривает дедушка.

Микаил Абдуллаев обожал чтение, посвящая ему достаточно много времени. Он обладал большой коллекцией интересных книг. Из каждого своего путешествия обязательно привозил зарубежную литературу, всегда интересовался новыми книгами и на каждом привезенном издании всегда красовался автограф писателя с его пожеланиями. Во время написания рефератов по истории или другим предметам я иногда обращалась к дедушке с просьбой взять какую-нибудь редкую книгу. И он не искал, а точно знал, где лежит то или иное издание, которое давал мне на временное пользование. Дедушка научил меня бережно обращаться с книгами. Помню, как после возврата издания, он аккуратно ставил его обратно.

Говоря о здоровье, стоит отметить, что у дедушки была язва, не заживавшая из-за сахарного диабета, но он до конца жизни сохранял оптимизм и продолжал шутить, никогда не жалуясь на здоровье. Он всегда говорил: «Меня ничего не беспокоит. Я чувствую себя замечательно». Действительно его оптимизму, жизнерадостности и силе духа можно только позавидовать. Даже в таком состоянии он пытался выйти на улицу и пройтись, чтобы хоть на время вернуться к своему привычному ритму жизни. Он жаждал не просто жить, а каждый день познавать что-то новое, а потом рисовать это…

Будучи маленькой, я думала, что мой дедушка лишь живописец, ведь перед моими глазами всегда блистали его живописные полотна, но с годами, познакомившись с его книжными иллюстрациями и графическими работами, я открыла для себя многогранность его таланта, каждый раз находя его блокноты, зарисовки на клочках бумаги и другие скетчи.

А какие потрясающие фундаментальные мозаичные панно он создал на станции метро Низами Гянджеви, что сегодня это место часто называют музеем мозаики. Это огромное наследие, которое я показываю своим детям. Его талант был настолько многогранным, что искал новые пути реализации, благодаря чему он никогда не ограничивал себя одним видом деятельности или одним видом искусства. На определенном этапе творчества дедушке захотелось попробовать свои силы и в литературе. Очень интересными оказались его книги, в которых он делится впечатлениями о своей поездке в Италию: «Итальянские впечатления» (Баку, 1958) и «Глазами бакинца» (Баку, 1962). Обладая высокой грамотностью и складным слогом он в увлекательной манере описал свои путешествия.

Я всегда поражалась, насколько великолепно дедушка владел азербайджанским и русским языками, причем немного говорил на испанском и итальянском. Возможно, ему удалось освоить на определенном уровне эти два языка во время путешествий, поэтому мог блеснуть своими знаниями во время общения с иностранцами в Баку, используя слова и словосочетания без акцента.

Очень хотелось бы, чтобы в Баку открылся Музей Микаила Абдуллаева, а одна из улиц столицы носила его имя – художника, чье творчество сыграло значительную роль в развитии живописи и графики, став ценными страницами национального изобразительного искусства. Произведения М.Абдуллаева, хранящиеся в музеях многих стран мира, популяризируют культуру и искусство Азербайджана. В этих полотнах отражены национально-духовные ценности, древняя история нашего народа, неповторимая красота природы нашей страны.

Напомним, что в декабре 2006-го года в Москве состоялось открытие персональной выставки Микаила Абдуллаева, в проведении которой большую роль сыграла моя мама Севда Ханум, которой уже как 8 лет нет с нами, а спустя пять лет в декабре 2011-го года в Национальном музее искусств Азербайджана прошла юбилейная выставка, посвященная 90-летию М.Абдуллаева.

В 2014-ом году в рамках проекта Халг Банка «Народное достояние» был презентован художественный альбом, посвященный жизни и творчеству М.Абдуллаева.

По случаю 100-летия со дня рождения М.Абдуллаева 3 марта 2021 года Международная организация тюркской культуры ТЮРКСОЙ и муниципалитет Малтепе в культурном центре им. Тюркан Сайлан в Стамбуле организовали юбилейную выставку «Микаил Абдуллаев-100».

Часть фотографий предоставлена Нигяр Абдуллаевой (Гасановой)

Рустам Гасымов

www.novayaepoxa.com

745
virtonnews.com