Слёзы моих бабушек…

Война для меня — это слёзы моих бабушек.

Одна из моих бабушек (по материнской линии) родилась и выросла в недавно освобожденном от оккупации Зангиланском районе.

В 1993-м году Зангилан был оккупирован армянскими военными силами. После этого она больше никогда не видела свой родной край и свой дом.

Во Второй Карабахской войне Зангилан был освобожден благодаря доблести азербайджанских солдат, которые своей кровью восстановили нашу территориальную целостность. Теперь моя бабушка смотрит кадры из освобождённых земель, и вся в слезах не может найти свой дом потому, что весь этот некогда процветающий район был разрушен армянскими вандалами и варварами.

У нее высохли слёзы из-за горя, которое терзало её почти 30 лет. Горе от потери родины, родных и тяжелого бремени позора, которое в сердце своем носил весь наш народ, стало жизненным образом моей бабушки. Ей было особенно тяжело, ведь в Первой Карабахской войне мой дедушка — её муж, стал Шехидом, защищая родную землю. А во Второй Карабахской войне, его сын (мой дядя) воевал там. Он спас 16 раненных солдат, вывел их с поле боя.

А моя бабушка (по отцовской линии) родилась в Иреване и когда ей было 10 лет её семью выгнали из их исторических земель, где родились и жили все ее предки от десятого колена. Во время Второй Карабахской войны армянские оккупанты напали на город Тертер там, где не было ни одного военного объекта и город жил своей мирной жизнью. После подлого нападения армян в дом моей бабушки попала ракета. Из-за этой развязанной армянскими варварами войны я на глазах у своих бабушек кроме слез ничего не видела. И в юности, и в зрелом возрасте они всегда грустили и плакали, вспоминая свою родину, своих погибших родственников. Горе её не оставила в покое ни в детстве, ни в в таком возрасте. От Иравана до Тертера она в слезах только вспоминает войну…

Каждый смотрит на войну по-своему, сквозь свою призму. Для кого-то война – это смерть, для кого-то — возрождение нации. Для кого-то она победа, а для кого-то поражение. В итоге любая война, какой бы она не осталась в памяти народа — оставляет за собой много погибших, пропавших без вести, разрушенные дома, древние и целые города…

А для меня война — это слёзы моих бабушек, их ослепшие глаза, на которых отражены все ужасы войны. Теперь наша священная война превратилась для меня в кровавую память, мгновения, которые никогда не забуду, особенно слёзы моих бабушек, для которых война — это судьба!

Гюльгяз Мурадлы

www.novayaepoxa.com

359
virtonnews.com