Российский политолог: «Финпомощь ЕС для Армении может наткнуться на подводные камни»

На вопросы Информационно-аналитического портала Novayaepoxa.Com отвечает российский политолог, ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков:

Михаил Нейжмаков

— Главная политическая новость повестки, несомненно, подписание Батумской декларации Грузией, Молдовой, Украиной с президентом Совета Европы по интеграции в ЕС. Ситуация с Грузией и Украиной понятна. А вот Молдова — она окончательно потеряна для России и Кремль с этой потерей смирился?

— Как известно, пропрезидентская партия «Действие и солидарность» получила большинство на июльских парламентских выборах в Молдове. Конечно, нельзя полностью исключать сценария, при котором нынешний состав парламента страны не доработает до конца срока полномочий, например, в случае массовых протестных акций из-за сложной социально-экономической ситуации или коррупционных скандалов. Тем не менее, пока весьма велика вероятность, что Москве в ближайшие годы придется иметь дело с именно с командой президента Майи Санду и связанным с ней правительством. Здесь многое будет зависеть от интереса ЕС к работе с Молдовой в тот же период. Если Евросоюз в это время будет слишком серьезно погружен во внутренние проблемы, это, в итоге, может подтолкнуть официальный Кишинев к более заметным компромиссам в диалоге с Москвой, хотя данные переговоры все равно будут проходить на сложном фоне. Если внимание ЕС к работе с Молдовой и готовность оказывать финансовую помощь этому государству будет более заметным, отношения Кишинева и Москвы будут более проблемными.

При этом надо иметь ввиду, что после уверенной победы на выборах (в данном случае, парламентских) лидеры гонки, как правило, стараются максимально использовать полученный карт-бланш уже в ближайшем будущем. Побыстрее «инвестировать» полученный политический капитал, в том числе, в рискованные инициативы. Во внутренней политике это обычно выражается в проведении более рискованных и даже откровенно непопулярных реформ в первый год после такой победы, во внешней политике – в более жестком диалоге с проблемными внешнеполитическими партнерами, проверке их позиций на прочность. Поэтому весьма вероятно нарастание проблемных моментов в отношениях Москвы и Кишинева в течение ближайшего года.

— Ожидаются ли конкретные санкции в отношении Молдовы со стороны России и ограничения для молдавских трудовых мигрантов в России?

— Если отношения двух стран в ближайшем будущем будут осложняться, на этом фоне действительно возможно принятие Москвой дополнительных мер, которые затронут поставщиков сельхозпродукции из Молдовы. Что касается трудовых мигрантов – не будем забывать, что ряд представителей официальной Москвы в последнее время говорили как раз о дефиците рабочих рук в России. Достаточно вспомнить, что пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявлял в апреле 2021 года, что «мигрантов нам очень и очень не хватает для реализации амбициозных планов». Кроме того, вице-премьер Марат Хуснуллин, курирующий стройкомплекс, называл отток мигрантов одной из причин роста цен на российском рынке жилья, а в феврале 2021 года представители Минсельхоза поднимали вопрос о необходимости привлечения иностранных рабочих для сферы АПК. В этой ситуации даже на фоне сложных отношений Москвы и Кишинева политика российской стороны в отношении трудовых мигрантов из Молдовы вполне может оставаться достаточно мягкой, по крайней мере, в ближайшее время.

— ЕС выделил финансовую помощь Армении на сумму в 2.6 миллиарда евро и такой жест просто вскружил голову армянской элите. В армянском сегменте соцсети подавляющее большинство усилило критику и ужесточило свою риторику в адрес России, которую армяне обвиняют в своем поражении в Карабахе. По-вашему, какие планы у Запада в Армении и с какой целью были выделены такие большие деньги стране, которая полностью находится под контролем России? Ведь обычно Запад партнерам и союзникам, или находящимся под контролем Москвы странам, такую крупную помощь раньше не предоставлял.

— Эти шаги ЕС стоит рассматривать в более широком контексте, в том числе, в рамках обсуждения перспектив «Восточного партнерства» и внутренней ситуации в Евросоюзе. Во-первых, пакет экономических инвестиционных мер в рамках инициативы «Восточное партнерство» соотносится с рядом анонсированных ранее предложений Брюсселя в сфере развития инфраструктуры и реализации иных программ в странах за пределами Евросоюза. По сути, это может стать одной из форм поддержки европейского бизнеса в период экономического кризиса – ведь представители ЕС, скорее всего, будут увязывать выделение соответствующих средств с привлечением к реализации подобных проектов европейских компаний.

Во-вторых, Брюссель предпринял ряд шагов для привлечения внимания к «Восточному партнерству» в целом и поддержанию интереса к подготовке соответствующего саммита, намеченного на декабрь 2021 года. Вспомним, как глава Евросовета Шарль Мишель во время недавнего пребывания в Баку, комментируя свое турне по Южному Кавказу, отмечал, что «это – знак, месседж работы, проводимой Европейским Союзом в данном регионе». Стоит отметить, что этот саммит должен пройти на фоне перемен внутри стран-«локомотивов» ЕС – после предстоящей смены канцлера в ФРГ и в период активной подготовки к президентской кампании 2022 года во Франции. В этих условиях создание череды информационных поводов, привлекающих внимание к «Восточному партнерству» и предстоящему саммиту, приобретает дополнительное значение для представителей ЕС.

Кроме того, конкретно в случае анонсированных программ Евросоюза для Армении – не стоит полностью сбрасывать со счетов и фактор вступления в силу с 1 марта 2021 года Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между ЕС и этим государством. Конечно, часть экспертов в самой Армении еще несколько месяцев назад, комментируя этот фактор в отношениях Еревана и Брюсселя, довольно осторожно оценивали перспективы получения реальной поддержки от ЕС на фоне экономических проблем в самих европейских государствах. Тем не менее, определенные шаги Брюсселя в сторону Еревана на фоне вступления в силу этого соглашения вполне можно было ожидать.

При этом не стоит забывать и о факторах, которые могут помешать Армении получить анонсированное европейскими чиновниками финансирование в полном объеме. Все-таки пандемия стала серьезным вызовом для Европы, а планы масштабного финансирования программ за пределами ЕС могут натолкнуться на сопротивление руководства части государств-членов, сообщества и оппозиции внутри этих стран, которые будут заявлять о необходимости поддержки подобных проектов, прежде всего, внутри самого Евросоюза.

Опять же вопрос, насколько последовательно Брюссель готов вкладывать реальные ресурсы в работу как с Арменией, так и с Южным Кавказом в целом? Ведь, несмотря на определенное внимание к странам региона (можно отметить, например, роль представителей ЕС в переговорах между правящей партией и оппозицией в Грузии), до сих пор Южный Кавказ вряд ли можно было назвать приоритетным направлением для политики Евросоюза. Поэтому пока можно говорить скорее о прощупывании почвы, чем о готовности Брюсселя идти до конца в борьбе за влияние на Ереван.

— Как повлияет подписание Батумской декларации на геополитическую ситуацию в постсоветском пространстве? В экспертном сообществе бытует мнение, что это нанесет значительный урон имиджу и авторитету России, также будет способствовать стремлению других партнеров РФ подкорректировать свой внешнеполитический курс согласно интересам Запада?

— Вряд ли подписание Батумской декларации может заметно повлиять на расклад сил на постсоветском пространстве. Стремление руководства Украины, Грузии и Молдовы к вступлению в Евросоюз, естественно, не является чем-то неожиданным, тем более, что глава Евросовета Шарль Мишель, выступая на соответствующей конференции в Батуми, конкретных обещаний для участников «Ассоциированного трио» по этому поводу не давал. Скорее, внимание может привлечь пакет экономических инвестиционных мер для стран-партнеров, на которых акцентирует внимание сам ЕС, но, стоит повториться – вопрос, в каком объеме он в итоге будет реализован.

Если говорить об активности не только ЕС, но и США на постсоветском пространстве. Вашингтон, конечно, постарается задать более высокую планку ожиданий у государств, которые сейчас поддерживают партнерские отношение с Москвой (на разных уровнях). Скажем, в случае отношений с Азербайджаном и Арменией – вспомним, например, апрельскую реплику заместителя помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Джорджа Кента, что Россия, по его мнению, «манипулирует конфликтом для получения собственной выгоды и без стремления в действительности урегулировать проблему и позволить странам двигаться вперед». В то же время, США и сами сталкиваются с вызовами, которые осложняют их работу с постсоветскими государствами. Например, если говорить о странах постсоветской Центральной Азии — целый ряд представителей экспертного и дипломатического сообщества США уже отмечали, что на фоне вывода американских войск из Афганистана недоверие к Вашингтону в этом регионе усилилось. Например, Джон Хербст, в свое время занимавший посты посла США в Ташкенте и Киеве, оценивая перспективы работы с государствами Центральной Азии в новых условиях, сетовал, что «мы пострадали из-за наших неудач в Афганистане».

Беседовал: Кавказ Омаров

www.novayaepoxa.com

797
virtonnews.com