Проект Навальный: нет ни народного бунта, ни баррикад, ни штурма Кремля…

На вопросы Информационно-аналитического портала Novayaepoxa.Com отвечает известный российский политический журналист, бывший шеф-редактор программы «Вести», ныне находящийся в политической эмиграции Дмитрий Скоробутов:

— Навальный продолжает занимать политическую повестку России, я бы сказал даже Европы, арест которого открыл новый канал для дипломатического давления на Кремль. По-вашему, кто такой Навальный? Если это проект, то кто за ним стоит?

— У меня давнее убеждение, что Навальный — это кремлёвский проект. Управляемая, так называемая «несистемная оппозиция». Только такая может быть в России при нынешней власти. Ничего другого. Никаких независимых оппонентов режима. Если посмотреть на эволюцию Навального, то можно увидеть, что с самого начала его старательно оберегают, защищают, продвигают, пиарят. Особенно, конечно, оберегают. Многие уже говорили об этом: ломают, сажают, калечат тех, кто действительно выходит на баррикады по зову Навального, а он сам волшебным образом оказывается в уютной камере до начала им же объявленных шествий, митингов, прогулок. При этом, его ближайшее окружение, не говоря о семье, особо не выходят на улицы, чтобы, как и положено настоящим оппозиционерам и борцам с режимом, стать примером для всех. Они всегда в стороне от хаоса и бардака, который сами же и устраивают. Таким образом, подставляя под полицейские штыки активистов и реально недовольных властью людей, которых сажают и судят, Алексей Анатольевич просто сливает протест.

Дмитрий Скоробутов

Если взглянуть в прошлое, например, на «болотные» события, что мы увидим? Один из лидеров протеста того времени Сергей Удальцов получает реальный срок и колонию, а Навальный чудесным образом остаётся на свободе и становится фактически единственным «лидером оппозиции» (в полной мере он им стал после циничного убийства Бориса Немцова — настоящего оппозиционера, представлявшего угрозу власти). И именно из таких чудесных превращений, спасений и «выживаний» и состоит его творческий путь. Я могу привести массу примеров, когда непостижимым образом ему меняли реальные сроки заключения на условные, выдавали загранпаспорта и открывали госграницы несмотря на наличие непогашенных судимостей, позволяли принимать участие в выборах всё при тех же судимостях и так далее. Законы РФ это запрещают, но почему-то для Навального делают исключения. Я догадываюсь, из каких кабинетов на Старой площади были звонки в Мосгорсуд, ФМС, ЦИК итд, и кто именно мог курировать »лидера оппозиции» из Администрации Президента. Эти два человека, в той или иной мере, поначалу руководили «проектом Навальный». Правда, оба они были уволены, после чего Алексей Анатольевич оказался в зоне турбулентности, его положение стало неустойчивым и он стал активно искать западных кураторов.

Но именно благодаря кремлёвской крыше Навальный очень неплохо заработал на «борьбе с режимом»: граждане наподавали ему как минимум 500 миллионов рублей (если верить Леониду Волкову, правой руке Навального, то средний размер пожертвований – 500 рублей, при этом, что удивительно, большая часть подаяний шла почему-то на личную банковскую карту Волкова). Граждане сдавали деньги на «борьбу с коррупцией». А в чём же она выразилась? В мультиках. Их делал так называемый «Фонд по борьбе с коррупцией», куда, например, враждующие олигархи сливали компромат друг на друга, а сотрудники Фонда выдавали это за «расследования». Это моё частное мнение, основанное на личном опыте. Однажды я получил короткое письмо из ФБК с предложением слить компромат на своего бывшего работодателя — ВГТРК, а «мы сделаем расследование». Мне стало ясно, на каких принципах основана «борьба с коррупцией». Не стоит забывать, что за свои »расследования» ФБК получал, кроме подаяний граждан, ещё и другие, так сказать, донаты и бонусы. Например, миллионные суммы в биткоинах, причём, переводы на кошельки Навального и его окружения удивительным образом совпадали либо с публикацией очередного »расследования», либо вносились как аванс, либо как »компенсация морального вреда» за возвращение в РФ, невыносимые мучения в злых судах (щедове спонсоры оценили это аж в 200 биткоинов или почти 500 миллионов рублей), ну и просто как хорошему человеку. По некоторым данным, всего через биткоин-кошельки ФБК прошла астрономическая сумма – почти 1 миллиард 800 миллионов рублей. Кто-то видел отчёты, финансовые документы, бухгалтерские балансы, выписки со счётов Навального или его налоговые декларации? Закон же в РФ один для всех. Или не для всех и не один? Об этом говорить можно долго, но это не изменит сути: Навальный — это проект. Коммерческо-политический. А такая деятельность в России возможна лишь с одобрения власти.

— Отношение к персоне главного российского оппозиционера как внутри страны, так и за рубежом, неоднозначное. Но факт остается фактом, что западные политические структуры подключили все правозащитные организации к делу Навального и готовят доклады, которые станут поводом для очередных (или конкретных) санкций против Москвы. Со стороны все выглядит как естественно, и многих сейчас интересует вопрос, где именно в этом деле некоторые конспирологи разглядели заговор российских властей с Западом. Что вы думаете по этому поводу?

— Что удивляет лично меня, так это участие в этом шоу Германии. Пожалуй, единственная европейская или шире — западная страна, которая на сто процентов заинтересована в хороших отношениях и РФ: и политических, и тем более в экономических. Вспомните, как крупнейший немецкий концерн Siemens, вопреки санкциям, поставил в 17-м году турбины в Крым. Настолько немцы хотят бизнеса с русскими, что не боятся санкций, их последствий и даже потери репутации. Крупный немецкий бизнес, насколько мне известно, давно и последовательно оказывает давление на Меркель и на политиков вообще, чтобы изменить позицию Берлина по отношению к Москве: снять санкции или максимально ослабить их, нормализовать бизнес, естественно, любой ценой достроить «Северный Поток». Его выгода для Германии очевидна настолько, что возникает тот самый вопрос: зачем или почему Германия, вопреки своим интересам, включилась в эту игру? Варианта два: или внешнее давление на неё более сильного игрока, или закулисные договорённости с Москвой — игра на одном поле и по единым правилам: немцы внешне остаются для Запада «своими» — спасли «врага Путина», и своими же для России: приютили системного игрока. Было бы наивно думать, что злые люди обманули добрую Меркель, она тут же пригласила Навального на лечение, а яды в нём вроде как не нашли, а дело сделано – Германия подставилась.

В принципе, об участии Германии в этом спектакле мне стало известно год назад. У меня состоялся не очень приятный разговор с человеком, который представился сотрудником одного из немецких thinking tanks — гамбругского института «по вопросам политики и безопасности». Это можно назвать попыткой вербовки, скорее всего. Мне задавали такие вопросы, после которых возникло одно желание: не видеть, не слышать, не знать ничего. Ну и, видимо, чтобы заверить меня в безопасности такого «сотрудничества», тот человек упомянул несколько интересных фактов. Например, он сказал: «скоро мы сделаем Володе больно». И, действительно, скоро Володе сделали больно — «отравили» Навального. А на «обстоятельный разговор» русскоговорящий немец приглашал меня на «один из курортов Шварцвальда, например, Ибах». Там, как известно, «восстанавливался после отравления» Алексей Анатольевич. Конечно, это совпадение, но я принял меры по защите себя в стране, где я живу.

В общем, анализируя и всем известные события, и неизвестные всем, и учитывая мои собственные знания и о Навальном, и о системе (так в России называют кремлёвский режим), я пришёл к выводу, что «отравление» — это срежиссированный спектакль. Не надо обладать инсайдом, чтобы увидеть и нестыковки в этом шоу, и низкое качество его исполнения. Но большинство зрителей аплодируют стоя, не замечая, что такие сценарии производства «жертв режима» реализуются в разных странах.

— Интересна одна деталь в расследованиях Навального… Возьмем фильм про дворец Путина. Удивляет то, что россияне эту информацию встретили с таким диким удивлением, будто не знали откуда вышли Путин и его окружение, будто несколько раз в день не проезжают мимо подобных чиновничьих дворцов в Москве и других городах России. Например, лично я ничего удивительного не вижу в этом фильме. Есть так есть, вроде все знают, что и кому принадлежит в России. Чему тут удивляться, по-вашему? Или вы лично удивляетесь всему этому, что ввело россиян в ступор?

— Прежде всего, я бы хотел уточнить формулировки. Для меня эти «расследования» вовсе не расследования. Это обработанная ФБК информация и западных, и российских спецслужб, прежде всего, инсайд олигархов, политиков, иных интересантов. ФБК получает фактуру, «причёсывает» и называет «расследованием». Конечно же, «всё в открытом доступе, а мы просто нашли». И одно то, что люди этому верят, уже удивляет. Никто не задумывается, что некоторую информацию невозможно получить без содействия спецслужб. Это нереально: всё те же биллинги сотрудников ФСБ, например, их перелёты итд. Я предполагаю, откуда шёл слив таких данных, но это лишь один из источников — представительство «Аэрофлота» в Лондоне, гендиректор которого Дмитрий Федоткин был арестован 11 ноября прошлого года и обвинён по 275-й статье УК РФ в госизмене. Понятно, спецслужбы какой страны были заинтересованы в такой информации. Так что, это не совсем и расследования.

Что касается «дворца Путина», то это вообще не продукт ФБК. Мне, как и некоторым наблюдательным людям, резали слух отдельные фразы и словосочетания из этого мультика: например, комната грязи. Что это за комната грязи? В английском есть слово mudroom. Если переводят люди, не знающие язык, или автоматические системы, то получится как раз «комната грязи». Правильный перевод — прихожая. И так далее. И по форме, и по содержанию видно, что это «расследование» провели носители английского языка, а «лидер оппозиции» соединил собой чужой текст и видеоряд. И это вот «расследование» сказочным образом совпало с «отравлением», а как только главный расследователь вышел из комы, так тут же бодрым голосом поведал миру о ёршиках, кальянах и погребах.

Люди, которые участвуют в real politics и разбираются в ней, понимают, что именно происходит, не увидели ничего нового во «дворце Путина». Об этом объекте было известно как минимум 10 лет назад. Первым о нём сообщил бизнесмен Сергей Колесников. В 10-м году он направил письмо Дмитрию Медведеву, в котором описал и сам объект, и схемы его финансирования, и источники этого финансирования. Согласитесь, то, что известно 10 лет, не может быть ни новостью, ни сенсацией, ни расследованием. Это просто информационный шум, визуально-звуковой фон «воскрешения» Навального. Опять же, банальный режиссёрский приём в сценарии героизации блогера и мобилизации протеста. Я не могу сказать за всех, вошли они в ступор от ёршика или нет, лично я ничего нового не узнал, не увидел, не услышал. Наверное, не многие сограждане тоже. Люди и без »дворца Путина» понимают, что российская элита давно живёт в параллельном мире и оторвана от реальности.

Другое дело, что всё это — «отравление», «воскрешение» и «дворец» появились очень вовремя: в момент острейшего социально-экономического кризиса, вызванного, в том числе, и коронавирусным локдауном, и резким снижением уровня жизни простых людей. Здесь попадание в цель стопроцентное — живой эмоциональный отклик получен. Но нет ничего больше: ни народного бунта, ни баррикад, ни штурма Кремля, ни отставки Путина — тут мимо цели. Россия не та страна, которую можно опрокинуть ёршиком или гульфиком. Но властям давно следует признать: их избиратели, сам источник власти (вспомним Конституцию: источник власти — народ), люди устали. От всего. От нищеты, от равнодушия и произвола чиновников, от ужесточения режима, от Путина. Он и сам устал: 20 лет на высшем государственном посту — это слишком тяжёлая нагрузка. И цену за неё приходится платить несоразмерную. Кто знает о чём я, тот поймёт. Уходить надо было раньше. Тогда бы Путин вошёл в историю красиво…

— Вы работали на одном из ведущих государственных каналов России. Скажите пожалуйста, как экономический кризис в РФ отражается на пропаганде Кремля с многомиллиардным бюджетом, на финансировании медиа-структур и содержании целой армии сотрудников?

— Да, я был шеф-редактором главной информационной программы страны «Вести». А по другой линии, так сказать, гуманитарной, работал с двумя первыми лицами. Многое видел и слышал сам, практически из первых уст. Имею представление о том, что происходит за кулисами. В том числе, о совещаниях в Администрации Президента по информполитике: освещению событий, цензуре, работе СМИ, пропаганде и так далее. После моего ухода с госканала, особых изменений не произошло: государство по-прежнему финансирует главные СМИ, модерирует их, формирует новостную картину мира. Поэтому, если говорить о финансировании, то оно осуществляется в прежнем объёме и даже растёт. Некоторые руководители госСМИ умудряются выбивать дополнительные миллиарды к своим и без того раздутым бюджетам. Так, например, гендиректор ТАСС Михайлов получил дополнительно миллиард к девяти миллиардам, которые зарезервированы для ТАСС в госбюджете. Несмотря на кризис, в этом году расходы на СМИ составят 103 миллиарда рублей. Деньги получат ВГТРК, Первый канал, ОТР, МИА «Россия Сегодня» и другие СМИ. Это значит, что власть по-прежнему рассматривает так называемые «старые медиа» в качестве главного рупора пропаганды, воздействия на массы, выразителя мнения государства.

И в этом главная ошибка Кремля: телевизор давно уже превратился в маргинальный источник информации — даже старшие возрастные категории, традиционная аудитория телеСМИ, не верят говорящим головам. В обществе сложился стереотип: в телевизоре врут, вся правда — в Интернете. И, как мы видим, действительно именно неэфирные СМИ сегодня являются максимально эффективными во всех отношениях. Думаю, только потому, что средний возраст российской политической элиты за 60, высший топ-менеджмент страны не уделяет должного внимания Интернету. Единственное, что они делают — запрещают. Но это неэффективно: современные технологии позволяют обходить любые эмбарго, ограничения, блокировки. Но, в целом, понятно, что власти считают СМИ, в числе прочих, одной из своих опор. Могу добавить, что на ВГТРК, например, мой начальник — один из бывших директоров «Вестей» Евгений Ревенко, ныне сидящий в Госдуме, очень любил одну фразу: наша задача — чтобы главный зритель был доволен. Фактически, «Вести» под его руководством формировали идеальный мир для одного человека. Судя по тому, что Евгений Васильевич получил мандат, главный зритель остался доволен…

— Путин и Навальный. Чем отличаются эти два персонажа на ваш свободный журналистский взгляд?

— Спасибо за оценку моего статуса. Быть свободным — это роскошь. Но именно таким — свободным и объективным должен быть журналист. По крайней мере, я старался быть именно таким. И в профессии, и в жизни: ах, а что же скажут люди? — это не про меня. Быть вне мейнстрима — это удовольствие. Думаю, именно поэтому, от несвободы, мне становилось всё тяжелее в «Вестях». Кстати, именно в «Вестях» впервые в стоп-листах появилась фамилия Навальный. Меня это очень удивило: тогда он был непонятно кем. А тут вдруг — здрасьте! — Навального не даём. Ну, я тут же позвонил своей подруге, шеф-редактору одной из итоговых программ на другом канале — решил сверить списки. Сверил: у неё первым номером в стопе в тот день появилась другая фамилия — одной известной спортсменки, которая считается подругой Путина. Ну, мы посмеялись, конечно: если кто-то такой в стоп-листе, то он или связан с первым лицом, или развязан с ним. Жизнь показала, что обе фамилии теперь звучат вместе с фамилией номер один.

Но я бы не стал в принципе сравнивать Путина и Навального. Это совершенно разные фигуры: по масштабу, по уровню знаний, по тактике и стратегии поведения, принятия решений, отношения к ближнему кругу и так далее. Даже по возрасту — это представители двух разных поколений: аналогового и цифрового. Блогер не может быть равным президенту априори. Поэтому, смешно слышать заклинания «Навальный — враг Путина», «Навальный — лидер оппозиции». У Путина другие враги, и они, если что, умирают, а не «чудом выживают после отравления боевым ядом»; а настоящей оппозиции в России нет. Я не слышал ни одного политического заявления Навального, ни программы действий, ни антикризисного плана — ничего из того, что может и должен предъявить избирателю настоящий политик. У Алексея Анатольевича этого нет не только потому, что у него нет профессиональной команды, но и потому, что этот проект создавался совсем для других целей — точно не для передачи власти. Возможно, сходство Путина и Навального в том, что один действительно рулит, а второй имитирует перехват управления, но оба едут они в одной машине, в одном направлении и в один и тот же пункт назначения…

Беседовал: Кавказ Омаров

www.novayaepoxa.com

1566
virtonnews.com