Кремлевская пропаганда: взгляд изнутри - Эксклюзивное интервью с бывшим шеф-редактором "Вестей"

На вопросы Информационно-аналитического портала Novayaepoxa.Com отвечает известный российский политический журналист, бывший шеф-редактор программы «Вести», ныне находящийся в политической эмиграции Дмитрий Скоробутов:

— «Кремлевская пропаганда» — это словосочетание является самым популярным и часто употребляемым, когда в зарубежных, особенно западных СМИ речь идет о современной России, которую окрестили Путинской Россией. Что из себя представляет «Кремлевская пропаганда» и почему внушает страх противникам политики РФ по всему миру?

— Это словосочетание включает в себя не только СМИ, но и другие инструменты воздействия на людей. Это и внешнеполитическая риторика МИДа. Особенно изящные словесные инсталляции конструирует Сергей Лавров: яркие, сочные, дерзкие, на грани оскорблений, что недопустимо, конечно, в дипломатическом этикете. Это и высказывания Путина насчёт военной силы, вооружений, модернизации армии и силовых структур, фактически звучащие как угрозы в адрес коллективного Запада. Это и крикливые заявления российских политиков, их скандальные перформансы и флеш-мобы, громкие выходы из европейских структур и тихие входы. В общем, “кремлёвская пропаганда” – это весь арсенал вербальных и невербальных средств воздействия на массы: иноземные, местные – на все. Но главным рупором Кремля по-прежнему остаются СМИ. И если мы говорим об их влиянии на иноязычную аудиторию, то речь, прежде всего, о холдинге Russia Today или официально и по-сиротски скромно: Автономная некоммерческая организация “ТВ-Новости». Фальшь уже в названии: нет автономии – есть зависимость от государства и самый большой бюджет из всех СМИ, которые финансируют российские власти.

Дмитрий Скоробутов

Не стоит забывать и о так называемых “фабриках троллей». Это тоже один из инструментов пропаганды, причём едва ли не самый эффективный: троллям удаётся то, что не в состоянии сделать ни политики, ни СМИ – влиять на умы, настроения, убеждения, эмоции потенциальных избирателей (говорю про США), формировать у них нужные установки путём манипуляций, использования реальных социальных и экономических проблем, раскачивания капиталистических лодок и разгибания буржуазных скреп. В итоге, люди голосуют, например, за нужного Кремлю кандидата. Так было в случае Трампа. В этом я уверен, поскольку сам получал указания, как именно освещать в эфире “Вестей” предвыборную кампанию Трампа и как очернять его оппонента Хиллари Клинтон. Но это была пропаганда для внутреннего потребления.

Поэтому, всё тот же коллективный Запад в лице политического истеблишмента, обоснованно опасается информационного влияния Кремля. Не устраивая глобальных гибридных войн, Россия, если ей надо, может и раскачать, и расштатать. А это страшно, ведь речь идёт о стабильности того или иного государства.

— Давайте о главном — о финансовых источниках СМИ, которые ведут эту самую «Кремлевскую пропаганду», представляющие собой пропагандистскую машину гигантских размеров, содержание и поддержка жизнедеятельности которой требуют миллиарды, может и десятки миллиардов долларов в год. Газпром и прочие корпорации — это известные каналы. Ещё какие источники существуют для финансирования этой машины, о которых мало известно?

— “Газпром-Медиа” – это малая часть кремлёвских медиа-активов, не самая важная. Как я уже сказал выше, главный внешний рупор – это Russia Today. Холдинг финансируется из госбюджета и получает самые большие субсидии. Из общего бюджета СМИ на этот год – 103 миллиарда рублей – АНО “ТВ-Новости” получит аж 28. Почти треть. Обосновать такие затраты можно, если бы RT имела филиалы по всему миру, но вещание в полном объёме идёт из Москвы, оплата творческой деятельности Маргариты Симонян осуществляется в рублях, а не в долларах, значит, гигантские вложения мотивированы тем, что Russia Today является приоритетным кремлёвским СМИ. Там даже появилась Дирекция вещания на русском языке, которую недавно возглавил бывший “оппозиционер» Антон Красовский.

Насчёт малоизвестных источников финансирования. Тут речь скорее о малоизвестных владельцах известных СМИ. Особенно, так называемых независимых: “Новая Газета», канал RTVi, “Дождь”. А если рассматривать в качестве СМИ и некоторых ютюберов, то и их владельцев тоже. Да, да: за каждым «успешным и талантливым» блогером прячется богатый и влиятельный спонсор. Без иллюзий, please. Например, один известный персонаж, который считает себя чуть ли не основателем жанра интервью (а я его знаю как посредственного редактора каналов «Спорт» и «Россия-2»), продался бывшему депутату Госдумы и прокремлёвскому активисту за три миллиона долларов.

Одним из таких малоизвестных владельцев СМИ является Сергей Чемезов – глава Ростеха и друг Путина. Я не могу утверждать, что он – стопроцентный собственник «Новой Газеты» и канала RTVi, но он имеет отношение к этим СМИ. У меня был не очень приятный эпизод с “Новой”. Известная всем Елена Милашина взялась мне помогать в борьбе с ВГТРК: мы записывали интервью по шесть часов, я притащил в редакцию “Новой” тонны документов, включая достаточно чувствительные для руководства ВГТРК, думал, мне же коллеги помогают, надо же и мне им помочь, тем более, «НГ» – независимая, оппозиционная. Да и Милашина уже из кожи вылезла, чтобы «помочь». Даже в суды со мной ходила. А потом – раз! – и пропала. Просто исчезла: перестала отвечать на звонки, сообщения – испарилась. Нашлись добрые люди в редакции, кстати, получившие госнаграды из рук Медведева, которые и сказали мне, что ты, Дима, отныне у нас в стоп-листе – газету купил Чемезов, а он, ты сам знаешь, в общем, извини.

Он же, Чемезов, по некоторым данным владеет и каналом RTVi, который формально записан на некоего Микаеля Исраеляна, гражданина США. При этом, главред RTVi Пивоваров, с которым я работал у Парфёнова в “Намедни”, говорит, что на них никто не влияет, что они свободные и независимые – прям как Маргарита Симоньян: автономная и некоммерческая, практически благотворительная – у одних деньги берёт, другим даёт. Содержат такие “оппозиционные» СМИ или люди из окружения Путина, или беглые олигархи, или тайно сочувствующие и тем, и другим – все они создают иллюзию наличия в России “широкого спектра СМИ”. А по факту, они решают, о чём “коллектив независимых журналистов” скажет или промолчит.

— Мы знаем о нескольких медиа-группах в России, в руках владельцев которых сконцентрированы основные медиактивы российских СМИ. Есть ли единый центр управления этой пропагандисткой машиной, так как даже не вооруженным глазом видно, что суть общественно-политического контента всех ведущих медиа-органов России одна. Кто в Кремле или в кремлевском «частном секторе» контролирует эту агитационную машину?

— Есть такой центр управления. Зовут его Алексей Громов. Первый зам руководителя Администрации Президента. Долгие годы он курирует СМИ, в частности, “большую тройку” – Первый канал, ВГТРК и НТВ. Одно время он проводил еженедельные совещания главных редакторов на Старой Площади. Громов давал вводные по важнейшим информационным трендам, по конкретным событиям с участием Путина; озвучивал политические установки, эмбарго, запреты, ограничения, вплоть до конкретных персоналий и так далее.

Интернет-СМИ и вообще все неэфирные или “новые медиа” курирует другой чиновник АП – Сергей Кириенко. Практически тиктокер на фоне остальных кремлёвских контролёров. Но и у него контролировать не получается. Как недавно сказал Владимир Владимирович: мы, к сожалению, знаем, что такое Интернет. Поэтому приходится запрещать и блокировать. А управлять можно только теми неэфирными СМИ, редакции которых зависят от лояльных Кремлю владельцев.
И если возвращаться к “большой тройке», то все три канала получают одинаковые указания по всем политическим, социальным, экономическим и военным темам. Единый стоп-лист, единый “темник», иногда даже и одинаковая вёрстка выпусков новостей, включая итоговые программы. Это логично, поскольку государство финансирует эти каналы и вправе диктовать им условия. Но сейчас уже и этого не надо – все СМИ так или иначе обслуживают власть.

— В РФ есть официально государственные каналы и оформленные на различные госкомпании крупные ТВ, газеты, радиостанции и электронные СМИ. Например, чем отличается бюджет группы телеканалов РТР или ОРТ от бюджета других органов, например, ТНТ, РТ, СТС и др.? Финансирование телеканалов, размер зарплат, гонорары и выделение больших сумм для производства наиболее крупных программ и передач зависит от их рейтинга? Если да, то каким образом определяется их рейтинг?

— Насчёт отличий бюджета: есть несколько СМИ, которые полностью принадлежат государству и полностью финансируются за его счёт. Это основные медиа. Телевидение в первую очередь. ВГТРК и Russia Today на 100 % государственные – 100 % госбюджет. Эти два холдинга получают половину всех денег, выделенных на СМИ. Первый канал имеет смешанную форму собственности и доля государства в ближайшее время будет снижена с 51-го процента акций до 30-35-ти. Соответственно, в таких же пропорциях канал и финансируется из госбюджета. Сейчас на Первом вообще непонятно что происходит: какие-то астрономические убытки уже несколько лет подряд, что очень похоже на вывод денег. Видимо, Константин Львович уже знает, кто и когда его сменит, поэтому тайно формирует накопительную часть пенсии.

Особой зависимости рейтинга программы и зарплаты её ведущих нет, если мы говорим об информационном и политическом вещании. Звёздам этого прайм-тайма платят миллионы. Они отрабатывают госзаказ, а он не может быть рейтинговым или прибыльным. Это просто надо делать. Той же Скабеевой при любом рейтинге заплатят полмиллиона в месяц. В зарплатной ведомости ВГТРК мы шли друг за другом по алфавиту – Скабеева, Скоробутов – и я видел, что уже в 15-м году Ольга Владимировна получала скромные 485 тысяч рублей в месяц. Второй мой коллега, британский гражданин Сергей Брилёв, примерно тогда же получал 625 тысяч. Третий, которого злые люди называют “соловьиный помёт», около миллиона только за один эфир своей программы. Любимая ведущая Путина и лицо программы “Время” Екатерина Андреева получает почти миллион рублей в месяц. Интересно, сколько платят Киселёву? Его я не видел в зарплатных ведомостях ВГТРК. Видимо, Дмитрий Константинович числится на балансе другого предприятия – МИА “Россия Сегодня”. Ему его фактически подарили, как и Russia Today Маргарите Симоньян.

Но это звёзды пропаганды – ведущие новостей, итоговых программ и политических ток-шоу. Им платят понятно почему и за что. А есть и другие говорящие головы. Вроде не плюют в лицо гостям в студии и вёдра с говном не таскают, но тоже неплохо зарабатывают. Один из самых ярких примеров – заслуженная работница ВГТРК Анастасия Чернобровина: ещё в 2010-м она получала 220 тысяч в месяц. Кроме щедрых бюджетных вливаний в Анастасию Андреевну, есть и другие подарки из Кремля – ордена и медали. Десять лет назад ей вручили первую госнаграду – за заслуги перед Отечеством. Неприлично даже говорить об этом. Чернобровиной было 33 года и к тому времени она не сделала ничего, кроме бездарного фильма про Арктику, где вдруг встретила Путина и посидела с ним на крыльце барака. В общем, я знаю, какие это заслуги и кто вписывает её теперь уже двойную фамилию в кремлёвские наградные листы. С Чернобровиной-Шестаковой мне пришлось работать почти десять лет. Или даже за неё и вместо неё.

А рейтинг замеряют несколько компаний, самая известная – “Медиаскоп” (Gallup Media); они используют особые технологии, в том числе, “пиплметры» (peoplemeter), счётчики переключения каналов и времени просмотра программ (эти приборы устанавливаются в домах телезрителей по их желанию) и так далее. Итоговая цифра – кто, что и сколько смотрел – и является рейтингом. Он важен скорее для рекламодателей, которые выкупают блоки у каналов. Так, например, на “России-1″ самая дорогая реклама была в “Аншлаге» – 45 тысяч долларов за минуту. На Первом, естественно, в программе “Время” – около 70-ти тысяч. Рейтинг – это величина коммерческая, по большому счёту, но важная для всех.

— На данный момент в России нет свободных СМИ. После серии скандалов вокруг российского отделения «Радио свобода», в различных редакциях американской медиакорпорации на постсоветском пространстве, публика перестала доверять и этому органу. Медиасеть «Дождь», говорят, принадлежит жене бывшего президента и премьера Дмитрия Медведева. Эхо Москвы — Газпрому. По-вашему, не это же является причиной популяризации Навального и его ютуб-канала?

— Скажу больше: свободных СМИ нет вообще нигде в мире. Это иллюзия. Давно устаревшее словосочетание. Как СМИ может быть свободным, если им кто-то владеет, оно кому-то принадлежит, за него кто-то платит? Свободные СМИ – это такой же фейк, как и свобода слова. Скажут и покажут только то, что выгодно владельцу: частному лицу или государству. Если надо государству, то оно надавит на частника. Если надо частнику, то он прогнётся под государство. Гражданам давно бы пора очнуться, а не кукарекать в “этих ваших интернетах» про “независимые СМИ”. Их нет. Информация – точно такой же продукт, как нефть, газ, тульский пармезан или белорусские киви. Покупается и продаётся.

Вы спросили про “Дождь». Его основной владелец – Наталья Синдеева. Инвестор – известный в медийных кругах Александр Винокуров. Эти двое – не только творческий, но и семейный союз: Винокуров и Синдеева – муж и жена. Дружит эта семья с другой известной семьёй – Тимаковых-Будбергов. Наталья Тимакова – бывший пресс-секретарь Медведева, а её муж Александр Будберг – один из деловых партнёров мужа Синдеевой. Четыре добрых сердца в недоброй медийно-политической тусовке. В своё время Тимакова привела Медведева на “Дождь”. Все ахнули: Ах! Как такое возможно? Президент (тогда он был президентом) – и на таком канале! Неужели опять перестройка? А неужели совсем другое: “Дождь” прекрасно встроен в систему и талантливо имитирует оппозиционность.

К сожалению, так называемые простые люди, которые, как известно, попросили Терешкову попросить Путина остаться, понятия не имеют о том, кто есть кто, чем владеет и управляет, наивно верят в “независимые СМИ”, пафосно рассуждают о свободе слова и как дети радуются миллионым просмотрам навальновских мультиков. Им же и в голову не приходит, что тот же YouTube элементарно накручивает просмотры, принудительно выводит в тренды антироссийский контент и так далее. На сегодня у “расследования” про дворец якобы 114 миллионов просмотров. Смешно. У моего приятеля есть ютюб-канал, он дважды делал потрясающие ролики про Навального. И что? YouTube занизил количество просмотров и выпилил ролики из трендов. Свобода слова?

Поэтому, популяризация Навального на иностранных медиа-площадках – это заказ. Клиентами являются те, кто хочет снести Путина. И люди эти настолько влиятельные, что могут и купить YouTube, и попросить его владельцев сделать Алексея Анатольевича популярнее Владимира Владимировича. Виртуально. Но это сейчас едят все – иллюзии, фейки, пустые смыслы и абстракции. Они воздействуют на эмоции, а не на разум, и не соотносятся с реальностью: просмотров 114 миллионов, а на улицы вышли около 110-ти тысяч. Цифры говорят сами за себя…

— Телеканал РТ — Russia Today, заслуживает отдельного внимания. Один из самых популярных, с более совершенными техническими возможностями и с более крупным бюджетом, который вещает на нескольких ведущих мировых языках. О распиле бюджетных денег в РТ и в других медиа-холдингах России говорили и писали не раз. По-вашему, учитывая размеры бюджетов, каковы размеры коррупции в этих могущественных СМИ?

— Когда я уходил с ВГТРК, мой приятель, который как и я был вхож в особо охраняемые кабинеты на 9-м и 10-м этажах главного здания ВГТРК, сказал: никто отсюда не уходит с пустыми руками – все уносят бабло в чемоданах, а ты у нас принципиальный, вот тебя и выкинули ни с чем (через суды, конечно, ВГТРК мне выплатила всё, что должна была).

У меня давнее знакомство с вечным помощником хозяина ВГТРК Добродеева, который сейчас сидит в кресле замдиректора канала «Культура». Так вот он подробно рассказывал, кто и как ворует бюджетные миллиарды. Я знаю массу примеров, схем, участников этих схем, подставных лиц. Масштабы коррупции в главном медиа-холдинге России поражают воображение. Миллионы долларов там воруют на всём: от закупок косметики и одежды для ведущих до продажи готовых программ самим себе. Основная схема – это закупки, как и везде: ВГТРК в этом отношении не исключение. Вторая схема – это “мёртвые души”.

Начнём с них. У вас есть, например, штатное расписание на 100 человек. Реально работают 70. А ещё 30 просто числятся, но получают зарплату. Эти 30 и есть «мёртвые души». Ваши знакомые, друзья, жучки, внучки, няньки, мамки. Через них вы выводите в свои карманы зарплатный фонд – сотни миллионов рублей. А если не доплатите реальным сотрудникам, то получается “экономия” зарплатного фонда – за это вам премия из “сэкономленных» средств. Разновидность «мёртвых душ» – фиктивные договоры подряда: вы якобы нанимаете кого-то для оказания услуг, начисляете ему зарплату, человек её получает (или вы вместо него по доверенности), но никаких услуг никто не оказывает, а деньги выведены. Особенно на ВГТРК любят ГПД – гражданско-правовые договоры. Я знаю, кто наживается на этом – эти люди давно уже стали миллионерами. Всё тот же помощник Добродеева говорил, что «мёртвых душ» у нас около 30%. Умножаем на тысячи сотрудников, которым платят сотни тысяч рублей, и получаем миллионы, которые оседают на счетах руководства ВГТРК.

Закупки – это вообще бесконечный источник обогащения. Знаю массу схем, одна из которых простая до банальности: закупка чего-либо у самого себя. Так, например, канал “Россия-1″ покупал некоторые программы, продюсером которых был и я, у компании (“продакшна»), совладельцем которой является главный продюсер ВГТРК. Этот человек сам себе подписывал бюджет, на эти деньги сам у себя арендовал камеры, другую аппаратуру, платил персоналу, который и так работал на ВГТРК. Высшее руководство было в курсе и, естественно, было в доле.

Ещё пример. Ставшая уже легендой заместитель гендиректора ВГТРК. Женщина симпатичная, но, к сожалению, активная, и до такой степени, что подмяла под себя всё: от бюджета ВГТРК до нескольких дирекций, одну из которых она создала для себя и двух секретарш. Она же курирует закупки баснословно дорогой одежды и косметики для ведущих. Она же завела на ВГТРК свои компании, которые кормят всю ВГТРК, отмывают её от грязи, хотя это невозможно, оказывают другие услуги. На всём этом она имела по 200 тысяч рублей в день – такую сумму называл мне помощник Добродеева.

С её же подачи на ВГТРК появились и более оригинальные, но менее доходные схемы – для шестёрок, обслуги и мелких начальников. Издавался приказ о сокращении суточных во время командировок зарубеж, на руки мне выдавали треть суммы, а две трети шли на счёт одной из финансовых директрис. Меня, как материально ответственного, вынуждали подписывать ведомости, в которых были указаны суточные в полном объёме, или доверенность, по которой кое-кто другой забирал деньги. Речь о десятках тысяч долларов: суточные на ВГТРК платили по тарифной сетке МИДа. Иногда мои подписи просто подделывали. Когда я пытался вытащить с ВГТРК свои документы и обратился в Государственную инспекцию труда, то получил на руки несколько бумажек, остальные, как сообщила ВГТРК, были уничтожены во время «акта списания». Акт списания. Прямо как таинство крещения или венчания. В общем, финансовую отчётность уничтожили. А я продюсировал основные международные проекты ВГТРК десять лет – десять лет командировок в десятки стран мира.

На Russia Today другие схемы. Я не говорю про “НТВэшный бизнес” ещё одной семейной пары – Маргариты Симоньян и её мужа Тиграна Кеосаяна. Об этом есть мультик Навального. Речь о другом. О так называемых “дочках” Russia Today в США. Там их регистрируют на так называемых номиналов или дропов, которые, в случае нарушения законов, сядут в тюрьму. Один из скандалов связан с компаниями RTTV America RTTV Studios. Они были записаны на некоего Алексея Язловского. Платили ему 700 тысяч долларов в год. При этом, англоязычное вещание RT идёт из Москвы. Вопрос: за что господин Язловский получал миллионы? Вот он и попался. Был суд. Товарищ раскаялся и признал вину, сказал, что выводил бабло на счета некоего русского клиента итд. Симоньян тут же “расторгла” с ним контракт и зарегистрировала новые “филиалы”. Короче, схем больше, чем денег, а денег ещё больше – Кремль щедро спонсирует пропаганду.

— Выходит, в Кремле довольны работой своей пропагандисткой машины, раз уж продолжают вливать туда деньги. Судья по рейтингу сайтов, блогов и ютуб-каналов некоторых оппозиционных блоков, в том числе и скандально известного оппозиционера Навального, можно сказать, что кремлевские СМИ значительно потеряли рейтинг внутри страны и граждане РФ перестали их смотреть, читать и доверять?

— Мне сложно комментировать, в кого и насколько верят граждане. К сожалению, основной смысл в этом предложении несёт глагол “верить”. Не думать, анализировать, оценивать, а верить. Люди разучились размышлять и утратили критику. Одни верят “телевизору” и Путину, другие – интернету и Навальному. Но при этом, Путин – это реальность, а Навальный – иллюзия. Указом Путина решаются судьбы, а мультики Навального не меняют ничего. Но Навальный был нужен для слива протеста, для выпуска пара, для сброса негатива. Со своей ролью он справился: кого надо – посадили и зачистили.

Люди выплеснули эмоции в интернетах и на улицах. Путин остался в Кремле, а Навальный – в закрытой гримёрке: его готовят ко второму акту спектакля. Вы заметили, что Алексей Анатольевич внезапно и обильно появился в больших СМИ? Кремль впервые отреагировал – в эфире впервые прозвучала сама фамилия Навального. До этого “борец с коррупцией” был в стоп-листах. Значит, после антракта, нас ждёт вторая часть шоу. Верить его героям или нет – выбор каждого: кто-то по-прежнему будет “писать письма Путину”, а кто-то сдавать деньги “на борьбу с коррупцией”, и лишь малая часть сограждан понимает, что режиссёр у этого спектакля один…

Беседовал: Кавказ Омаров

www.novayaepoxa.com

1434
virtonnews.com