Турецкое искусство «Эбру» в лютеранском храме «Дотянуться до небес»

Я пришёл из этой души, что есть источник всех душ,
Я из этого города, что есть родина безродных.
Дорога из этого города не имеет конца.
Иди, брось всё чем владеешь, ибо эта дорога и есть всё.

В море верности я растворяюсь, словно крупица соли,
Не остаётся во мне ни атеизма, ни веры, ни убеждённости, ни сомнения.
В моём сердце пылает звезда,
И в этой звезде прячутся семь небес.

Мевлана Джалладин Руми

Раствориться словно крупица в потоке звука, в соитие танца цветов предлагает нам уникальный концерт в Анненкирхе, что находится в Санкт-Петербурге на улице Кирочная 8.

Пространство лютеранской церковки Святой Анны (Аннекирхе), сгоревшей в 2002 году, и восстановленной частично, как свидетельство акта торжества жизни вопреки. Шрамы от пожара внутри собора оставлены, но их роль для каждого культурного события, что происходит в стенах собора, являются неотделимой частью мистерии художественных смыслов.

Слушать шедевры мировой классики великих композиторов Вивальди, Чайковского, Моцарта, Брамса и других в исполнении камерного оркестра Olympic Orchestra – это уже лекарство для души, а в союзе с анимационным действием в жанре эбру-шоу, – такое петербуржцы и гости города увидели впервые.

Есть некая смелость, факт вызова в том, чтобы соединить в одну точку турецкую традицию культуры эбру с европейской музыкой и организовать всё это действие лютеранском действующем соборе. Но для искусства нет границ, и на сегодня синергия различных национальных культур является жизненно необходимой территорией для диалога в обществе, внесении в него зерна гармонии для развития гуманистических чувств и эволюции человечества.

Большое, великое и значимое начинается с чего-то малого, с первого шага. И для многих беседа с художником эбру, и её рассказ о том, как она вышла на путь сердца, станет началом собственного пути.

Знакомьтесь, Ольга Каурова, мастер живописи на воде эбру, художник эбру-шоу серии ночных концертов «Вивальди. Времена года» в Аннекирхе.

— Ольга, техника живописи эбру является же турецкой культурой?

— Да, это одно из национальных искусств Турции, но зародилось Эбру не там. Из некоторых источников известно, что в Турцию оно пришло из Ирана. Турков мы благодарим за то, что они сохранили это искусство, донесли до наших дней, потому что когда и где оно зародилось доподлинно не известно, так как оно очень-очень древнее и самая старинная мраморная бумага, декорированная в этой технике, датирована XI веком, то есть тысячу лет назад была создана. Возможно, что-то было создано и раньше, но именно это дошло до наших времен. И техника уже была совершенна на тот период, поэтому есть предположение, что искусство зародилось ещё раньше.

— Как Вы пришли к эбру? И сколько Вы этим занимаетесь?

— Занимаюсь эбру почти двенадцать лет, а начала в далеком 2009 году, когда работала в технической поддержке интернет-провайдера в Санкт-Петербурге. Различными видами искусства я занималась с раннего детства, и мой путь в живопись начался ещё тогда. Я всегда интересовалась живописью, рисунком, в студенческие годы даже писала портреты на заказ.

— А какое у Вас образование? Художественное?

— Нет, Санкт-Петербургский Государственный Университет Аэрокосмического Приборостроения

— Неожиданно, и как же в итоге получилось выйти на Путь эбру?

— Я была на работе, мне позвонила мама и попросила найти видео на YouTube как японцы делают бумагу васи (производится из волокон коры гампи – ред.). Я стала искать информацию, и YouTube предложил посмотреть ролик эбру. Смотрела и не понимала, как такое возможно, испытала шок, удивление, очень необычно, что можно рисовать на поверхности воды, красками, а потом рисунок переносить на бумагу. Для меня это было что-то из разряда непонятного. Ещё я помню, как после работы, вернувшись домой, маме начала рассказывать, делиться впечатлениями, честно полагая, что у нас в России про эбру уже давно всем всё известно, а я просто об этом не знала. Так я решила, срочно надо ехать в художественный магазин, и там купить всё необходимое и быстро начать заниматься. И какого же было моё удивление, на меня смотрели как на фантазерку. И когда попыталась объяснить, что есть такая техника, что можно на воде рисовать, поняла, надо вновь искать и всё смотреть в Интернете.

На русском языке про эбру ничего не было. Я переключилась на английский язык, сначала искала как Marbling Paper, но и это не совпадало. Так я узнала, что эбру относится к турецкой культуре. В студенческие годы я работала летом аниматором в турецком отеле. С тех пор у меня там осталось много друзей, которых я стала расспрашивать, просить перевести тексты, поискать для меня информацию, чем изрядно их озадачивала. И, поехав в Турцию на Новый год, получила от них в подарок мой первый набор для начинающих, в котором было все, что нужно! Училась сама. Через Интернет и литературу. Так, постепенно пришла к тому, что сегодня происходит.

— У Вас есть наставник по эбру? Ведь живопись на воде в технике эбру – это ещё и философия, в основе которой лежат правильные, природные формы и много тонкостей мастерства, которые передаются из уст в уста.

— В качестве наставника у меня есть старший товарищ, это один из известнейших мировых мастеров эбру Hikmet Barutcugil, он этим занимается около пятидесяти лет, живёт в Стамбуле, в районе Ускюдар, и когда я бываю там, то обязательно заезжаю к нему в гости, провожу время в его мастерской, мы беседуем, он мне даёт ценные советы. В 2019 году он приезжал в Петербург, и мы тоже встречались. От него я черпаю в большей степени вдохновение, так как всё что касается техники, изучала сама, методом проб и ошибок. Сама всё находила. А так, чтобы прийти к кому-то на обучение, — такого не было.

— Сегодня наша встреча проходит в кирхе, в лютеранской обители духовной и религиозной мысли, на концерте будут звучать шедевры классической музыки, Вивальди, Чайковский, Брамс. И вдруг во всём этом созвучие турецкое искусство эбру. Как Вы смогли это соединить с эбру? И как Вас нашли организаторы концерта?

— То, что мы увидим на стенах лютеранского собора – это не традиционное эбру, даже правильнее сказать, это очень далеко от традиционной техники эбру, и в данном случае краски танцуют под звуки музыки. В большей степени я работаю над движением красок в сочетании с музыкой. А в классическом эбру, как правило, мы рисуем статику. Мы рисуем не сам цветок, а его символ. Когда мы говорим о традиционной технике эбру, то в ней символизм – это основа. В ситуации с концертом – это водная анимация, иллюстрации на воде, что далеко от канонов классического эбру.

Теперь про то как началось наше сотрудничество с организаторами концерта. Они мне потом рассказали, что искали в Интернете, через запрос «яркое», «красочное», «что-то необычное, интересное», эти слова их вывели к эбру, а потом, на того, кто может это делать. Увидели мой YouTube-канал, социальные эккаунты и вышли на меня.

— Во время живого исполнения классической музыки Вы одновременно делаете композиции, которые продуманы ранее по определенному сценарию? Или же это импровизация?

— Концерт – это всегда ответственность, и конечно без сценарной части никуда. Но очень часто я импровизирую. И если вдруг приходит идея, я её не оставляю, даю ей реализоваться. В этом и есть уникальность, неповторимость иллюстраций. Суть эбру – неповторимость. Повторить рисунок в технике эбру заново невозможно, только через цифровые решения. Поэтому каждая картина эбру становится уникальной, как и наш концерт.

— А в Турции знают, что в Санкт-Петербурге проходит такой концерт? И если знают, получили ли Вы от них в некоем роде благословение, одобрение, рекомендации?

— Мой друг из Стамбула Hikmet Bey, являясь модернистом в эбру, одобрил наше начинание. Он сам любит открывать, находить что-то новое в технике рисунка, и ему очень нравится то, что я делаю, и в частности наш сложившийся союз в формате этого концерта. Есть другие мастера, традиционного исполнения, они просят не называть то, что я делаю эбру. Мнения разделились. Турция консервативная страна, новое принимает сложно. И это понятно. Жанр эбру-шоу ещё очень молодой. И я думаю, что со временем этот жанр примется. Тем более в Турции есть довольно известный мастер Garip Ay, он делает такого же рода иллюстрации на воде, и делает, хочу отметить, потрясающе, и даже у него непростые отношения сообществом представителей классической техники эбру. Всё сугубо индивидуально и всему новому нужно время.

— И заключительный вопрос. Ваше участие и сам жанр эбру-шоу – это для России дебют? Такое представление впервые или ранее что-то подобное уже было в других городах, в Москве, в Казани?

— Эбру шоу в формате концерта – это дебют. Этот формат активно развивается, мои коллеги из Москвы, Казани и других городов также проводят подобного рода концерты, но у каждого свой жанр и стиль. Мы все дружим, поддерживаем и помогаем друг другу.

— Ольга, где Вы будете находиться во время концерта и своего исполнения? Вместе с оркестром? Или в другом, отдельном месте?

— Я буду тоже на сцене, у меня организовано отдельное место, стол. Меня будет видно, но главное, это то, что будет создаваться во время звучания музыки.

— Ольга, в финале нашей беседы пожелаем Вам вдохновения и состояния волшебства.

— Благодарю, да так оно и есть. Для метаморфоз волшебство необходимо. Вспомнилась фраза из известной сказки: «Да, я вовсе ещё не волшебник, я только учусь…»

Беседовала: Екатерина-Катифа ГАЙНЕТДИНОВА

www.novayaepoxa.com

601
virtonnews.com