Медведчук: кумовство как фактор мягкой силы в жёстких играх Кремля в Украине

На вопросы Информационно-аналитического портала Novayaepoxa.Com отвечает известный украинский эксперт, исполнительный директор Института безопасности Восточной Европы Юлия Осмоловская:

— Совсем недавно Совет национальной безопасности и обороны Украины ввел санкции против главы политсовета партии «Оппозиционная платформа «За жизнь»» Виктора Медведчука и его жены. В Кремле толком так и не прокомментировали этот инцидент, наверное, для того, чтобы создать фон со стороны типа «он нам не интересен». Интересно, что за персона Медведчук? Каким образом откровенный лоббист интересов Кремля в Украине сумел сколотить такое состояние и сохранить его, причем этим же капиталом финансировать антиукраинские проекты?

— Правильнее будет сказать о серии санкций, возложенных на протяжении февраля Советом национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) на Виктора Медведчука, его окружение, компании и телеканалы, аффилированные с ним. СНБОУ утверждает, что у них было достаточно оснований для принятия такого решения, исходя из соответствующих закрытых материалов разведывательных органов. Добавлю также, что санкции были возложены и на 5 самолетов, которыми осуществлялись перелеты по маршруту Киев-Москва, а также на компании, которые их обслуживали. Эти самолеты осуществляли свои перелеты в нарушение нормативно-правовых актов Украины, которыми было запрещено прямое авиасообщение между Украиной и РФ с 26.11.2015. Как заявляют в СНБОУ, использованием этих воздушных транспортных средств решались логистические вопросы для обеспечения несанкционированных контактов украинских политиков со страной-агрессором и оккупированными территориями.

Юлия Осмоловская

Ситуация еще пребывает в развитии. Только на прошлой неделе Национальное антикоррупционное бюро Украины и Служба безопасности Украины предъявили подозрение в деле о передаче в частную собственность структурам, близким к В.Медведчуку, части магистрального нефтепродуктопровода «Самара — Западное направление» (СЗН), принадлежащей государству Украина. 23 февраля с.г. Высший антикоррупционный суд Украины утвердил решение об аресте всего имущества, которое задействовано в обеспечении технологической деятельности части СЗН в Украине. Как следует из материалов СНБОУ, это был один из источников дохода компаний, близких к В.Медведчуку, который аккумулировался за счет транспортировки и реализации российских энергоресурсов, что позволяло также финансировать политические и медийные кампании этого украинского политика.

Полагаю, что только этим нефтепродуктопроводом действия СБУ и СНБОУ могут не ограничится. Мы можем увидеть еще ряд решений и соответствующих криминально-процессуальных действий, ведь санкции СНБОУ не подменяют необходимость проведения тщательного расследования «о финансировании терроризма» (что предьявлено В.Медведчуку) с вытекающими отсюда правовыми последствиями. О проведении такого расследования говорил и сам секретарь СНБОУ А.Данилов. Санкции — всего лишь инструмент быстрого реагирования для купирования деятельности, которая подрывает основы государственной безопасности, и были введены согласно Закону Украины «О санкциях» от 2014 года.

К слову, эти санкции введены с достаточным запозданием. Еще в 2014 году США ввели персональные санкции против В.Медведчука в связи с его ролью «в действиях или политиках, которые угрожают миру, безопасности, стабильности, суверенитету или территориальной целостности Украины». Украине потребовалось целых семь лет и смены президента, чтобы аналогичные действия были предприняты украинскими властями. Почему это не было сделано при предыдущем президенте Украины Порошенко, а только при действующем (Владимире Зеленском), — вопрос, который заставляет задуматься о возможной заангажированности предыдущего политического руководства Украины. Масла в огонь подливает появление на прошлой неделе на украинском сайте censor.net записей разговора двух людей, чьи голоса и манера общения похожи на В.Медведчука и помощника В.Путина Владислава Суркова, который происходил еще в 2014 году.

Ссылку прочитайте здесь

В этом разговоре двое людей (предполагаемо, В.Медведчук и В.Сурков) обсуждают вопросы поставок электроэнергии в оккупированный к тому времени Крым, сделки с углем и привлечение В.Медведчука в качестве ответственного с украинской стороны лица к обмену незаконно удерживаемыми лицами между Украиной и незаконными формированиями Л/ДНР, которые человек с голосом, похожим на В.Суркова, называет «нашими подопечными». Также, человек с голосом, похожим на В.Медведчука, информирует собеседника о ходе обсуждения всех затрагиваемых вопросов «со своим президентом». Впрочем, определение подлинности этой записи — дело следствия. В настоящее время СБУ взяло данные материалы к изучению с тем, чтобы определить их подлинность и надлежащую правовую природу реагирования. Если будет доказана подлинность этого разговора, возникнет много реальных вопросов к господину Порошенко, который – исходя из содержания записей – также был вовлечен в эти коммерческие операции с Россией уже во время неприкрытой российской военной агрессии в Украине.

Приведенный факт, отчасти, может содержать в себе ответ, почему коммерческая и политическая деятельность В.Медвечука только развивалась при предыдущем президенте, ведь указанный выше нефтепродуктопровод был переведен в частную собственность уже в 2017 году при президенте Порошенко. Впрочем, ответы на этот Ваш вопрос, скорее относятся к сфере компетенции СБУ и других правоохранительных органов. Давайте подождем развития ситуации с расследованием.

Со своей стороны, как переговорщика, хочу отметить другой важный эффект, который принесли санкции СНБОУ против В.Медведчука. Вы, наверняка, знаете, что В.Медведчук имеет давние достаточно близкие связи с президентом РФ.В.Путиным. Они знакомы с начала 2000х годов, а в 2004 году стали еще и кумовьями (В.Путин и жена Д.Медведева Светлана крестили дочь В.Медведчука Дарью в Казанском соборе Санкт-Петербурга). Этот факт, а также достаточно обширные политические связи В.Медведчука в РФ, которые он приобрел еще со времени своей деятельности как главы администрации президента Украины Л.Кучмы (2002-2005), предопределили его возможное вовлечение в процесс урегулирования российско-украинского конфликта сразу после его разгорания в 2014 году. Привлекая В.Медведчука к такому «посредничеству», П.Порошенко назвал его фактическим представителем Владимира Путина в контактной группе: «Де-факто он там является представителем Путина. Он, возможно, является единственным каналом донесения информации».

Эта роль В.Медведчука в переговорном процессе с РФ создала определенную дуальность, которая сформировала для российского политического руководства комфортную ситуацию манипулирования динамикой переговоров с украинской стороной в категориях «игры на контрастах»: если украинская сторона (официальная власть) начинала проявлять определенную принципиальность в вопросах защиты своих национальных интересов (прежде всего, что касается последовательности выполнения условий безопасности и «политической части» Минского протокола от 12.02.2015), то РФ «притормаживала» переговоры в рамках Минской трехсторонней контактной группы (ТКГ) и наращивала «позитивный конструктивизм» в переговорах с делегацией «Оппозиционного блока – «За жизнь»» (ОПЗЖ), возглавляемой В.Медведчуком. Таким образом, Россия стремилась показать, что искренне готова искать пути разрешения конфликта с Украиной (демонстрируя готовность предоставить скидки на экспорт своего газа в Украину, вакцину «Спутник-V», поддержку инициативе ОПЗЖ о создании парламентского измерения «нормандского формата» и др.), а строптивое украинское руководство этому противится. Однако, почему-то, эти инициативы российская сторона выдвигала только в контактах с В.Медведчуком. Официальной делегации Украины таких предложений не поступало.

Такая ситуация создала «параллельную реальность», когда РФ могла работать одновременно с двумя каналами в Украине – официальной украинской властью и неофициальной коммуникацией через В.Медведчука, что использовала как инструмент давления на украинскую власть в надежде получить уступчивость последней в принципиально важных для Украины вопросах национальной безопасности. Эта дуальность только усилилась после смены политического руководства в Украине и прихода ко власти команды действующего президента В.Зеленского. Полагаю, что в начале его президентства российская сторона рассчитывала на определенный «блиц-криг» в продвижении своих интересов в Украине и была готова на активные контакты с командой В.Зеленского. Однако, в течении года стало понятно, что украинская сторона не будет готова «сдавать позиции», и тактика РФ кардинально изменилась. С лета 2020 года официальные переговоры в рамках ТКГ превратились в фарс. Их результативность близка к нулю. При этом, следует отметить, что команде В.Зеленского удалось обеспечить завидное единство убежденности наших западных партнеров (особенно тех, кто вовлечен в переговоры) в понимании того, что Украина делает все возможное для поиска решений и предлагает различные варианты (не жертвуя, при этом, ключевыми вопросами национального суверенитета и территориальной целостности), а российская сторона просто не имеет должной политической воли (читай, не заинтересована) в решении конфликта.

Параллельно с этим, контакты В.Медведчука с РФ протекали достаточно интенсивно. Особенно ярким примером может послужить ситуация с обменом незаконно удерживаемыми лицами. Для украинской стороны это достаточно чувствительная тема: для нас жизнь каждого украинца, попавшего в плен, важна, и мы боремся за нее всеми возможными способами. Осознавая эту чувствительность, Россия искусно играет на этом факторе, используя возможность обмена как средство торга за важные для себя вопросы в политической части. Она также хорошо осознает, что определенная «буксировка» в мирных переговорах и неспособность В.Зеленского возвращать людей из плена будет болезненно бить по его политическим рейтингам внутри страны, и это Россия пытается активно использовать. Анонсированный (и ожидаемый) на декабрь 2020 года в рамках ТКГ обмен незаконно удерживаемыми лицами так и не состоялся, но вдруг, неожиданно, становится известно, что незаконные формирования Л/ДНР собираются передать в январе 2021 года 9-ть украинских граждан в качестве «жеста доброй воли» при непосредственном содействии В.Медведчука. Этот факт вызвал справедливое возмущение у представителей официальной делегации Украины в ТКГ, МИДе и Офисе президента, которые увидели в таких действиях намеренную провокацию со стороны РФ и ее попытки дискредитировать официальный переговорный процесс при участии ОБСЕ (важно отметить, что инцидент произошел во время пребывания с визитом в Украине главы совета министров ОБСЕ, министра иностранных дел Швеции Анн Линде).

Не знаю, стало ли это событие «последней каплей» для принятия решения СНБОУ о наложении санкций на В.Медведчука, однако их эффект для переговорного процесса оказался весьма существенным. Фактически, этими санкциями команда В.Зеленского лишила Россию возможности «играть на контрастах» с параллельными форматами украинских переговорщиков и использовать «конструктивную динамику» переговоров с В.Медведчуком как инструмент достижения большей уступчивости со стороны официальной власти Украины.

Вы упомянули в своем вопросе о официальной реакции Кремля на введенные санкции. Согласна с Вами, что реакция оказалась не такой интенсивной, которую можно было бы ожидать, памятуя о том, насколько тесно В.Медведчук связан с президентом РФ В.Путиным. Официальный Кремль ограничился лишь комментарием пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, который заявил, что введение Украиной санкций против Виктора Медведчука это «тревожная информация», и Россия склонна ее расценивать как признак готовности Украины приводить в действие более жесткие сценарии решения конфликта на Донбассе. Сам президент РФ В.Путин комментировал эти события, скорее, «по касательной», ограничившись репликами о том, что украинские власти «взяли и захлопнули» три ведущих информационных канала в нарушение всех цивилизованных демократических процедур. Более эмоционально и пафосно (согласно роли) реагировали на происходящее ведущие и эксперты российских пропагандистских политических ток-шоу.

Я пока не склонна интерпретировать эту реакцию со стороны РФ как ее признание своего тактического поражения. Скорее, это может означать выжидательную позицию с определением своей последующей стратегии в зависимости от того, в какой мере «про-украинской» будет внешняя политика новоизбранного президента США Дж.Байдена. Также это может означать, что у РФ имеются в запасе другие инструменты воздействия, которые она не спешит применять. И это понимание возможной «перегруппировки» РФ, похоже, есть также у политического руководства Украины. По решению СНБОУ сейчас активирована работа по 5-ти возможным сценариям развития ситуации на Донбассе, которые были разработаны еще в декабре 2019 года.

— Судя по рейтингу Медведчука, его можно считать одной из ключевых фигур украинской политики, особенно в оппозиционном лагере. Выходит, в Украине так много людей, которые готовы «простить» РФ Крым и Донбасс, в противном случае, что их объединяет вокруг этого прокремлевского политика?

— Здесь имеет смысл привести свежие рейтинги, которыми мы располагаем для анализа. К примеру, социологическая группа «Рейтинг» (опрос за 22-23.02.21) предоставляет такие данные. Рейтинг политических сил: «Слуга народа» (про-президентская партия) – 19,7%; «Европейская Солидарность» (партия бывшего президента П.Порошенко) – 16,2%; Оппозиционная платформа – За жизнь»/ОП-ЗЖ (В.Медведчук) – 14,2%; «Батькивщина»(Юлия Тимошенко) – 12%; «Украинская стратегия Гройсмана» (премьер-министр Украины времен П.Порошенко) – 5,1%; «Радикальная партия» (О.Ляшко) – 4,9%. С президентскими рейтингами (согласно опросу КМИС 5-7.02.21) такая картина. Из тех, кто определился с выбором, за В.Зеленского готовы голосовать 22,7%; за П.Порошенко – 18,3%; за Ю.Тимошенко – 14,5%; за Ю.Бойко (ОП-ЗЖ) – 11,4%; за И.Смешко – 8,2%; за В.Медведчука – 5,1%.

Как видим, из 6-ти политических сил преимущество имеют те, которые выступают за достаточно жесткую линию в переговорах с РФ или не такую компромиссную, как ожидалось (партия «Слуги народа»). Та политсила, которая выступает за безусловное примирение с РФ и более тесные связи, только одна – ОП-ЗЖ. Суммарно, при условии новой конфигурации парламента при текущих рейтингах это соотношение явно в сторону доминирования сторонников жесткой защиты интересов Украины, нежели примирения с РФ. По президентским рейтингам мы видим, что В.Медведчук также не принадлежит к числу фаворитов. Лидерство продолжает удерживать нынешний президент В.Зеленский. Пока мы не располагаем более свежими замерами президентских рейтингов, но есть данные, что после введения февральских санкций СНБОУ против В.Медведчука и его окружения, персональные рейтинги В.Зеленского показывают тенденцию к росту.

Помимо этого, важно отметить, что социологическая группа «Рейтинг» также 22-23.02.21 проводила опрос по поводу отношения населения Украины к введенным санкциями СНБОУ. 58% всех опрошенных одобряют введение санкций против В.Медведчука (при 72% поддержке тех, кто хорошо осведомлен об этом решении СНБОУ) и только 23% выступили против. Как видим, эти данные могут свидетельствовать о том, что в Украине не так много людей, которые готовы следовать за В.Медведчуком и его политикой «примирения» с РФ. Еще меньше граждан Украины готовы согласиться с Вашим провокационным тезисом о том, что украинцы «готовы простить» России и Крым, и Донбасс. То, что в настоящее время у ОП-ЗЖ есть достаточное количество сторонников, говорит не столько о том, что эти люди поддерживают примирение с РФ и готовы «простить» и Крым, и Донбасс, а скорее об их ожиданиях, что через мирный диалог с РФ и более тесную интеграцию с ней (к чему призывает В.Медведчук) Украина сможет вернуть своих людей и территории Донбасса и Крыма.

Однако, с каждым новым днем, месяцем, годом войны у украинского общества остается все меньше и меньше иллюзий по поводу возможности договориться с Россией «по-хорошему». Момент поиска конструктивных решений уже давно утрачен (если он существовал вообще), ибо мы, действительно, не наблюдаем у российского политического руководства реального желания и политической воли договариваться. Поэтому в настоящее время украинское политическое руководство активно работает над альтернативами, то есть тем, какие для РФ могут наступить последствия, если она будет продолжать оставаться недоговороспособной. Среди этих инструментов и консолидация международной поддержки (что было ярко продемонстрировано недавними дебатами о ситуации в Украине в рамках ГА ООН, где даже компромиссные поначалу страны начали занимать более категоричные позиции по отношению к РФ), и закрепление (а также возможный рост) санкционного давления на РФ, и иски в международные суды. Не в последнюю очередь играет свою роль и фактор укрепления военного потенциала и мощи Украины, которое осуществляется с помощью наших стратегических партнеров, в т.ч. и Азербайджана.

Также идут поиски новых инструментов воздействия. К примеру, стоит отметить работу нынешней украинской власти над формированием «Крымской платформы» для консолидации мирового сообщества вокруг проблемы аннексии Крыма. По моему мнению, команда В.Зеленского креативно обошла категоричную позицию РФ о том, что «вопрос Крыма закрыт и не выносится на повестку дня». Планируемый на 23 августа с.г. Крымский саммит призван привлечь к участию в нем лидеров большинства стран, которые выражают свое непринятие факта одностороннего нарушения Россией международного права и захвата чужих территорий (незаконной аннексии Крыма). Уже достаточно большое количество стран высказало свою готовность обеспечить участие своего представителя в Саммите на максимально высоком уровне. Даже такой сложный влиятельный региональный игрок как Турция. К слову, России также было направлено приглашение на участие, которое, ожидаемо, было оставлено без формального ответа. Хотя в декабре 2020 года спикер МИДа России Мария Захарова сказала, что российская сторона готова участвовать в инициируемой Украиной Крымской платформе, если на этой площадке будут обсуждать восстановление водоснабжения Крыма и подачи электроэнергии, снятие Киевом торговой и транспортной блокады полуострова. По ее словам, в России хотят посмотреть, что выйдет из попыток В.Зеленского «наполнить ее [Крымскую платформу] реальным содержанием». Однако, цитируя М.Захарову, «если Киев собирается играть на своей «платформе» старую мелодию о «деоккупации», то такой формат нас не интересует. Вопрос принадлежности Крыма был решен самими крымчанами в 2014 году. Полуостров является полноценным субъектом Российской Федерации, и никакие «платформы», «форматы», «стратегии» этого не изменят»,

Из сказанного М.Захаровой следует, что Россия, по меньшей мере, следит за динамикой «Крымской платформы». При этом РФ может продолжать отказываться обсуждать вопрос Крыма. Но наш северный сосед не сможет игнорировать факт того, что международное прогрессивное сообщество будет консолидировано на этой платформе в своем осуждении действий РФ в Крыму; возможно, даже не только в осуждении, но и в разработке дополнительных мер принуждения России к уважению норм международного права. Посмотрим, что принесет нам август этого года.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.novayaepoxa.com

1298
virtonnews.com