Анар Брамо: «Я прекрасно понимал, что такая возможность выпадает не каждому…» - ИНТЕРВЬЮ

Сегодня мой собеседник известный азербайджанский скрипач, проживающий в Германии, Анар Брамо.

Во время нашей увлекательной беседы Анар рассказал, почему он решил заняться музыкой, выбрав скрипку, где получал образование, почему решил переехать в Германию, отметил важные моменты своей творческой карьеры, о дружбе с дирижером, заслуженным артистом Азербайджана Фуадом Ибрагимовым, о песне «Моё сердце Шуша» и планах на будущее.

— Анар, здравствуйте! Давайте начнем с детства. Посвятить себя музыке – это был Ваш собственный выбор или этому способствовали сложившиеся обстоятельства?

— Добрый день, Рустам! Отдать меня на скрипку, если честно, было не моим выбором, а родителей. У нас в принципе очень музыкальный род: мама — арфистка, первая премия Закавказского конкурса, папа — скрипач, работал у Ниязи, а также профессор по скрипке, воспитавший не одно поколение скрипачей, мой дядя Расим Абдуллаев — виолончелист, народный артист, учился у Ростроповича, две тёти и двоюродная сестра — профессоры по классу фортепиано. Поэтому, как видите, моя с сестрой музыкальная участь была предрешена уже заранее (улыбается).

Первые уроки игры на скрипке дал мне отец, начав меня обучать лет с 5-ти, а мама стала заниматься с сестрой чуть позже, учитывая габариты арфы. Вообще, я всегда считал и считаю, что меня сделали таким, какой я есть именно родители — их гены, их воспитание и их забота, которая проявляется ежедневно, и по сей день.

Но по-настоящему музыку и скрипку я стал любить и понимать лет с 14-ти. Даже помню первую свою любимую пластинку — концерт Баха для двух скрипок в исполнении Кремера и Гринденко. Бах и по сей день один из моих любимых композиторов. Возвращаясь к скрипке, именно папа заложил мне хорошую скрипичную техническую базу, на основе которой я впоследствии легко поступил в Бакинскую музыкальную академию в класс-профессора Баяндура Аллахвердиевича Мехтиева.

— Каким был педагог Баяндур муаллим?

— Баяндур муаллим был чутким профессором и хорошим психологом, использовавшим особый подход к каждому студенту, поэтому все ученики, включая меня, очень его любили, и я до сих пор вспоминаю годы учебы в его классе с большой душевной теплотой.

— После завершения обучения в Баку, где Вы решили продолжить образование?

По окончании в Баку магистратуры мы с родителями решили, что мне надо продолжить обучение за границей, и выбор пал на Германию не только потому, что там преподавали лучшие педагоги со всего мира, но и потому, что в Германии обучение бесплатное. Сказано – сделано! Летом 2002-го года я поступил в консерваторию города Эссен, где обучался у Наны Яшвили, известной скрипачки из Москвы, ученицы легендарного скрипача Леонида Когана. Для меня это было большой радостью, так как я рос на записях легендарных русских скрипачей и мечтал получить ту самую легендарную «русскую скрипичную школу».

Ну, а на следующей стадии обучения моим учителем оказался, пожалуй, один из самых известных профессоров в мире, Борис Кушнир. К нему в класс настолько большая очередь из желающих, что лучшие молодые скрипачи ждут годами своего шанса, поэтому, когда я поступил к нему в класс в 35 лет, одна часть моих знакомых была в шоке, а другая просто мне не поверила (смеется). Взял он меня в класс вне очереди после проведения со мной всего одного пробного урока. Не могу сказать точно, что именно повлияло на его решение, ведь через него проходила не одна сотня талантливых скрипачей, многие из которых стали впоследствии сами знаменитыми, а удивить его уже вряд ли чем-то возможно. Но хочется верить, что он просто разглядел во мне что-то для себя интересное (улыбается). Я окончил в его классе аспирантуру, ездил 2 года к нему в Вену на уроки и не поверите, но через год после поступления мы даже вместе сыграли Двойной Концерт Баха с оркестром в престижном зале Венского Концертхауза, что для меня стало большой честью и важным опытом. Вообще, уроки с Борисом Исааковичем полностью изменили мой взгляд и подход к игре на скрипке, а главное, он умеет всегда очень тонко указать на ошибки ученика, часто с чувством юмора, поэтому его замечания всегда хорошо воспринимаются, что не маловажно.

— Почему впоследствии Вы решили окончательно переехать в Германию?

— Германия уникальная страна в плане культуры. Представьте, практически в каждом крупном или даже среднем городе имеется своя консерватория. В музыкальных ВУЗах работают лучшие педагоги со всего мира. И при этом всём в Германии бесплатное обучение для всех студентов, включая иностранцев, что само по себе просто уникально. К примеру, в Нью Йорке, в знаменитой Джульярдской Школе обучение стоило 25 000 долларов, а в Кёльне, где преподавали не менее именитые педагоги, обучение было бесплатным. Поэтому, сами понимаете, за неимением 25000 я с удовольствием поехал учиться в Германию (смеется).

В Германии самое большое количество оркестров — более 130-ти, многие из которых, такие как Берлинский Филармонический, Мюнхенский, Лейпцигский, Дрезденский и многие другие, считаются одними из лучших в мире. Более того, в некоторых городах, таких как, например, тот же Мюнхен, не один, а сразу 5-6 знаменитых на весь мир оркестров, помимо этого приплюсуем сюда ещё около 10-ти средней категории оркестров, ну и море студенческих и любительских. Ну и само собой знаменитые оперные театры, мировые солисты, шикарные залы. Всё это в совокупности притягивает в эту страну музыкантов со всего мира. А благодаря большому количеству оркестров и театров в Германии соответственно и много рабочих мест для музыкантов, а также приличная заработная плата.

Конечно, в Германии, как и в любой другой стране, есть свои плюсы и минусы. Поначалу мне было сложно адаптироваться к жизни в этой стране, ведь дома меня всегда все поддерживали, желали удачи, да и вообще в Баку доброжелательная атмосфера. В Германии же на тебя всем, грубо говоря, наплевать, там каждый сам за себя, огромная конкуренция, которая словно говорит — выживай, конкурируй, бейся постоянно за своё место под солнцем и, в конечном счете, ты всё равно останешься там всегда чужим. Полностью влиться в немецкое общество – задача не из легких. В итоге я завершил там учёбу, выиграл посредством конкурса место 3-го концертмейстера в оркестре, получил бессрочный контракт, а по ходу учебы успел зарекомендовать себя и как солист, поэтому наряду с работой в оркестре я с удовольствием выступаю и сольно. Самое сложное в чужой стране – найти работу, а это мне удалось сделать, что стало отправной точкой моего немецкого пути и переезда в Германию.

— Если я Вас спрошу — что же в глобальном плане Вас привлекает в Германии?

— Перспективы, которых в этой стране море! Как говорится, развивайся сколько хочешь, всегда есть возможности и предпосылки куда расти, в каких направлениях двигаться. Самое главное – наличие желания творить и огромное трудолюбие.

— Анар, а если я Вам задам такой вопрос – чего Вам не хватает в Германии?

— Список будет не маленьким (смеется). Скучаю по родственникам, друзьям, по нашим тёплым людям, по городу, по нашему морю, по нашей вкусной кухне, которая по праву считается настоящим раем для гурманов. В Германии продукты, фрукты, овощи, мягко говоря, не очень вкусные, а принимая во внимание то, что я очень люблю вкусно поесть, то для меня это огромный минус. Я, будучи сладкоежкой, уже молчу про немецкие сладости. В этом плане Баку для меня самый настоящий рай, учитывая какое у нас изобилие сладких вкусностей. А в Германии сладости — кексы, булочки, штрудели, бублики, ну, в общем, это, для меня, не серьёзно (смеется).

Помню, прилетел я как-то в Баку после двухлетнего отсутствия и наутро первым делом пошёл в кондитерскую. Когда вошёл внутрь, дух перехватило при виде десятков тортов, рулетов с орехами, кяты, пахлавы, бадамбуры, шекербуры. Я стою в эйфории, словно ослепленный этой сладкой красотой, глаза разбегаются и хотят попробовать весь ассортимент, аккуратно выставленный на прилавках. Ну, я не смог себе отказать в удовольствии и попросил продавщицу положить мне по одной сладости из каждого вида. Она набрала мне три больших коробки и с улыбкой говорит: у вас сегодня, наверное, очень большой собирон, а я смущено кивнул, постеснявшись признаться, что всё это набрал для себя, истосковавшегося по вкуснейшим азербайджанским сладостям.

— Расскажите про самые важные моменты в Вашей творческой карьере. Вам даже удалось сыграть на скрипке самого Паганини…

— Ну, в моей жизни было немало интересных событий, о которых я люблю вспоминать. Если говорить о самых ярких, то, в первую очередь, вспоминается конец августа 2002 года. На сцене в Атешгях мне в руки передали скрипку легендарного Н.Паганини названную «Sivori», которую привезли из Италии в Баку на два дня специально для моего выступления. Расскажу, как это произошло. Тогдашний посол Италии в Азербайджане Маргарита Коста случайно попала на один из моих сольных концертов в Баку, когда я был ещё студентом у Баяндура муаллима. После концерта она попросила у него мою запись. Как впоследствии выяснилось, дипломат отправила её в Италию, где решили удостоить меня чести, предложив сыграть концерт на этом легендарном инструменте, и при этом привезти эту скрипку из музея Генуи прямо в Баку.

Дело в том, что у Паганини было две скрипки — одна работы итальянца Гварнери, другая — француза Вильома. На первой играли многие скрипачи мира. Вторая лежала в музее, на ней почти за 200 лет сыграло всего 13 человек, поэтому, сами понимаете, какой огромной честью для простого азербайджанского скрипача было сыграть на таком инструменте. Помню, взяв эту скрипку за день до концерта, чтобы часок позаниматься, я боялся её случайно выронить из рук, понимая всю её историческую ценность (смеется). К слову, концерт прошёл довольно романтично, в Атешгях горел огонь, и я весь концерт играл виртуозные произведения под аккомпанемент Камерного оркестра им. Гара Гараева. Публика очень тепло восприняла мою игру.

Через семь лет после этого события я очутился проездом в городе Генуя (Италия) и пошёл в музей Паганини, чтобы взглянуть на обе его скрипки. Там я снова увидел тот самый инструмент, на котором играл. Скрипка красовалась под стеклянным куполом, и я снова с интересом стал её разглядывать. Сотрудница музея, заметив моё любопытство, подошла ко мне и стала рассказывать про историю этой скрипки, а также упомянула таинственным тоном, что на ней играло всего 13 скрипачей за столько десятилетий после Паганини. Хотел было ей ответить, что я как раз один из этих 13-ти музыкантов, кому выпала такая честь, но решил просто улыбнуться (смеется).

Вторым значимым событием стал день, когда всемирно известный скрипач Гидон Кремер пригласил меня играть в его знаменитом оркестре «Кремерата Балтика». Записями этого оркестра я восторгался еще, когда учился в Баку, так что стать частью этого замечательного коллектива стало для меня чем-то невероятно особенным. Конечно, это был невероятный опыт, ведь я постоянно слушал игру великого Гидона, учась у него многому, как и каждый оркестрант. К тому же, я получил уникальную возможность работать и играть со знаменитыми музыкантами, так как Гидон и его оркестр гастролировал со многими мировыми звёздами. Я прекрасно понимал, что такая возможность выпадает не каждому, поэтому старался научиться и впитать всё, что только могу. Гидон очень добрый и чуткий человек, всегда готов помочь советом, направить, вдохновить, и я ему всегда буду благодарен за тот шанс, который он мне дал.

— Несмотря на насыщенную творческую деятельность, именно музыка познакомила Вас с вашей будущей супругой. Когда Вы поняли, что Анастасия Авдеева – это именно та девушка, которая станет Вашей надежной спутницей по жизни?

— Не зря говорят, что за спиной каждого успешного мужчины стоит женщина. По крайней мере, в моём случае это, правда, потому, что мне очень повезло жениться на любимой девушке, которая не только сама великолепная пианистка, но и поддерживает меня всегда и во всех начинаниях, хотя имела полное право сказать: Анар, тебе 39, угомонись уже со своими амбициями и потрать эти силы на семью (смеется). Но Настя, наоборот, стимулировала меня больше времени посвящать творчеству, говоря: «Мне приятно, что мой муж всё время движется вперёд!» При этом надо заметить, что именно Настя вдохновила меня поступить в Вену к Борису Кушниру в возрасте 35-ти лет. А связала нас, как Вы правильно отметили, музыка. Мы несколько месяцев регулярно встречались на занятиях камерной музыкой, и за время пока вместе репетировали, так сблизились, что через полгода после первой встречи я сделал ей предложение. Сейчас мы работаем над нашим первым совместным диском, который должен вскоре выйти в свет. Не могу не отметить, что партию фортепиано в моей песне о Шуше записала тоже Настя. Надеюсь, что в будущем у нас с ней появится возможность выступить в Баку, потому что она никогда там не была, и я мечтаю показать ей свой родной город.

— Не случайно говорят, что друзей много не бывает, а близких друзей порой вообще можно по пальцам пересчитать, ведь не каждый человек может понять твою душу и стать для тебя родным человеком, словно братом. И Ваш пример дружбы с Фуадом Ибрагимовым является именно тем примером крепкой мужской дружбы, о которой мы зачастую читаем в книгах, смотрим в фильмах и слышим в народных сказаниях (фольклоре). Как завязалась эта дружба?

— Чем старше я становлюсь, тем больше понимаю, как мне повезло иметь близкого друга. Дружба нас учит многому, и делает нашу жизнь счастливее. С Фуадом я впервые увиделся в консерватории в кабинете у ректора Фархада Шамсиевича Бадалбейли. Это произошло, когда всех поступивших собрали вместе для поздравления с поступлением. С этого дня мы с ним и подружились. Мы вместе с Фуадом учились у Баяндура муаллима, постоянно вместе музицировали, вместе гуляли, слушали музыку, постоянно оставались в гостях друг у друга, по сути, были вместе практически каждый день. Более того, судьба распорядилась так, что после окончания учебы в Баку мы оба поступили с разницей в полгода в Германию, причем в разные города и разные консерватории, но чисто случайно оказалось, что эти города находятся всего в часе езды друг от друга, поэтому мы поселились в Кельне вместе и были не разлей вода. Конечно, мы менялись по ходу взросления, наша дружба проходила много проверок на прочность, но слава Всевышнему мы неизменно оставались верны нашей дружбе.

Очень многие моменты моей жизни, как в Баку, так и в Германии, связаны с Фуадом. Эти воспоминания по сей день согревают нас обоих, ведь было столько всего разного и интересного, столько моментов и событий, которые мы с ним разделили. Поэтому нам всегда есть, что вспомнить и улыбнуться. Конечно, мы и в творческом плане всё время друг друга подтягивали и поддерживали. Не счесть разного рода концертов, которые мы вместе сыграли за все годы дружбы, и не вспомнить все города, где вместе концертировали. Дело в том, что каждый из нас всегда старался сделать так, чтобы если пригласили одного, то пригласили и другого, и это давало нам возможность играть вместе как можно чаще. Примечательно, что ещё до того, как я взял псевдоним, у нас с ним была по совпадению одинаковая фамилия. Ввиду того, что мы часто играли концерты в Европе, и наши фамилии стояли на плакатах, все, естественно, думали, что мы братья. Поначалу мы пытались всем объяснять, что просто однофамильцы, но нам это быстро надоело и, когда нас спрашивали братья ли мы — мы просто поддакивали, тем более что и вправду ощущали себя родными братьями.

— Наверное, у Вас были интересные истории…

— Конечно! Однажды произошел смешной случай, когда организаторы, будучи в полной уверенности, что мы братья, пригласили нас после концерта в ресторан, и во время общения я как-то автоматически к слову стал говорить о своей маме, и один из организаторов удивлённо спросил: «Разве вы не братья?», — на что мы стали сразу импровизировать, чтобы как-то защитить нашу легенду о братстве (смеется).

Очень приятно, что многое из того, о чём мы с ним в первые годы могли только мечтать, со временем стало реальностью. Тем не менее, мы оба никогда не стоим на месте и не останавливаемся на достигнутом. Мы всегда стараемся двигаться вперёд и вместе радуемся успехам друг друга. И даже сейчас, когда у нас обоих уже свои семьи, и мы живём в разных странах, это не мешает нам общаться каждый день. Немаловажно и то, что наши жены тоже дружат, всячески поощряя нашу с Фуадом дружбу. Я искренне надеюсь, что и наши детки в будущем также станут друзьями, как и их родители.

— Почему спустя время Вы решили взять псевдоним?

— Не секрет, что многие музыканты, писатели, люди из шоу бизнеса и кинематографа, журналисты и даже ученые брали в начале своей карьеры псевдонимы или меняли фамилии, так что в этом нет ничего нового или особенного. Мне всегда хотелось, чтобы меня ассоциировали с одним конкретным именем, не путая ни с кем другим. Расскажу, как появился псевдоним. Я просто взял свою первую фамилию и выбрал из неё нужные мне 5 букв (улыбается). В Германии псевдоним можно официально включить в паспорт, но мне это не понадобилось, так как, получив возможность, я превратил свой псевдоним в официальную фамилию, тем самым избежав лишней путаницы с документами. Даст Бог и я, возможно, стану широко известен под новым именем. Здесь нужно отметить, что сразу после того, как я стал Брамо, вышла в свет моя первая песня «Моё сердце Шуша», и сейчас она успешно крутится по всем каналам и радио Азербайджана, что для меня, конечно, огромный творческий успех и большая радость.

— Несмотря на то, что Вы долгие годы играете на скрипке, наступил период, когда Вам захотелось попробовать свои силы в качестве композитора и создать свое произведение. Как возникла идея написать песню «Моё сердце Шуша»?

— Как я отмечал выше, я работаю в немецком оркестре, и на работу езжу в другой город, час туда и час обратно. Многие, узнавая об этом, начинают мне сочувствовать, мол, бедный, столько времени на дорогу тратишь, но лично я к этому отношусь по-другому. Если посмотреть на данную ситуацию под другим углом, то не у каждого человека есть возможность ежедневно оставаться в тишине, наедине с собой и своими мыслями на целых два часа. А это на самом деле очень ценное время, когда можно поразмышлять о жизни, о будущем, наметить планы, а также обдумывать идеи и сочинять музыку в голове. Ввиду того, что моя жизнь итак постоянно переполнена музыкой, во время этих поездок на работу я никогда не включаю радио, потому что там, на мой взгляд, очень много мусорной музыки, засоряющей уши своей примитивностью и бессмысленностью, и мне приятней побыть в тишине. А когда хотелось музыки, я вместо радио стал воспроизводить нравящиеся мне созвучия в голове и вскоре обнаружил, что эти созвучия сформировались в определённые песни и произведения. Так и родилась песня о Шуше.

Конечно, на появление именно этой песни повлияло и то, что на протяжении всей нашей дружбы с Фуадом он с тоской в глазах и болью в сердце не раз мне рассказывал о Шуше – этом удивительном городе, в он котором родился, что тоже оставило в моей памяти определённый отпечаток. Музыка к песне родилась ещё год назад, но я особо не торопился её записывать на ноты, так как решил, что сначала следует освежить свою память в теории и заодно начать брать уроки композиции, так как я привык всё делать как можно профессиональнее, чтобы потом не возникало лишних вопросов и комментариев. Поэтому на протяжении почти восьми месяцев я брал уроки и готовился, а когда оставалось два месяца до дня рождения Фуада, мне пришла идея презентовать ему на День рождения песню о Шуше.

— Однако на этом работа над песней не закончилась…

— Конечно, песня без слов – это не песня, поэтому я обратился к известной азербайджанской поэтессе Лейле Бегим, проживающей в Чехии, с которой мне посчастливилось дружить, и попросил её написать слова к песне, если музыка будет ей по душе. Лейла посвятила теме Карабаха много произведений, включая её известный «Плач по Карабаху», получивший призы и многократно презентованный в разных странах. Я рассчитывал так — пока Лейла месяц-полтора будет писать слова к песне, я как раз распишу на партитуре все необходимые партии для музыки. Но, Лейла, чей талант я, видимо, недооценил, меня опередила. Стоило мне днём отправить ей предварительную версию музыки, как вечером Лейла мне уже прислала полностью готовые слова к песне, чем застала меня врасплох (улыбается). Я, признаюсь, не ожидал, что Лейла сможет так быстро сочинить столь проникновенное наполненное глубоким смыслом и чувствами стихотворение, чем меня приятно удивила.

Оказалось, что музыка её так вдохновила, что она практически сходу сочинила слова. А учитывая то, что Лейла очень активный и инициативный человек, она стала меня торопить, чтобы я не тянул с написанием партитуры, зная, что я могу некоторые вещи делать очень медленно. В итоге Фуад всё же получил песню в подарок, и был невероятно тронут тем, что она посвящена ему. А для нас с Лейлой то, что Фуаду, как настоящему шушинцу, песня понравилась, было хорошим знаком. Но ещё большей радостью для нас оказалась новость, что в Фонде Гейдара Алиева заинтересовались песней и взялись за полную реализацию, как аудио дорожки, так и клипа, в сотрудничестве с Баку Медиа Центром. Думаю, Вы можете представить, как я был рад этому, мне казалось, что это просто сон. Да и сам процесс работы над песней с Фондом был замечательным и интересным. Люди там работают высокопрофессиональные и очень милые, всё делалось чётко и слажено. Думаю, что такой слаженности и такому серьёзному подходу к каждой мелочи позавидовали бы даже немцы, так что работать с Фондом было для меня невероятным наслаждением. Работы Баку Медиа Центра всегда высочайшего, мирового класса, и я был спокоен, что раз они взялись, то будет что-то особенное. В итоге клип получился очень красивым с элементами ностальгии, став одним целым с музыкой и словами.

Песня была спета на трёх языках (азербайджанском, английском и русском) двумя разными певицами и певцом: Севдой Алекперзаде, Ульвиёй Салаевой и Орханом Джалиловым. Все три исполнителя спели великолепно и каждый абсолютно по-своему, поэтому я не могу отдать предпочтение кому-то одному из них. Вообще, в записи песни было задействовано немало замечательных музыкантов и коллективов, и все они записали здорово, за что я им очень благодарен. Ну и конечно, очень помог аранжировщик Гиви Усенашвили, который не только записал всех музыкантов на своей студии, но и проделал огромную работу по сведению и мастерингу песни. С ним было приятно работать, потому что он всегда готов был выслушать мои пожелания, и как хороший специалист прекрасно чувствовал, какого именно звучания я ждал от песни.

В итоге песня была готова и выпущена в свет ровно за сутки до взятия города Шуша нашей доблестной армией. Что интересно, в конце клипа, когда музыка приходит к кульминационному припеву, режиссёр превращает черно-белые кадры Шуши в цветные, тем самым как бы говоря, что Шуша снова ожила, и это сделало песню пророческой… Несмотря на то, что Шуша уже слава Всевышнему вернулась к нам, а в песне поётся о тоске по ней, песня всё равно надеюсь, займёт своё место в музыкальной истории страны, ведь она будет напоминать будущим поколениям, что было время, когда азербайджанцы жили без возможности попасть в родную Шушу, и что надо сейчас ценить то, что она снова вернулась к нам. Примечательно, что в клипе можно увидеть и Фуада и меня, а это я считаю символичным, учитывая, что я посвятил эту песню ему. И тем самым этот клип зафиксировал для истории нашу дружбу на века (улыбается). За это я очень признателен и всегда останусь таковым Фонду Гейдара Алиева, ведь благодаря их релизу этой песни её услышали миллионы людей, как в родном Азербайджане, так и далеко за его пределами.

— Анар, поделитесь планами на будущее.

— У меня в голове накопилось много музыки, которую необходимо переписать на ноты и выпустить в свет. К тому же, я всегда с удовольствием слушал поп-музыку и меня радует, что у меня в голове рождается не только классика, но и песни в таком стиле, которые мне не терпится записать с хорошими популярными исполнителями. Конечно, пока в мире поп-музыки меня никто не знает, но всему своё время, главное идти вперёд, развиваться и продолжать сочинять. Ведь по большому счету я сочиняю в первую очередь для себя, получая необходимую духовную пищу, что доставляет мне удовольствие. Очень сложно найти время на всё, ведь надо уделять внимание семье, работать, играть сольные концерты на скрипке, сочинять, а ещё я учусь на дирижера, так что следующие годы обещают быть очень насыщенными.

— О чем Вы мечтаете?

— Я мечтаю когда-нибудь сделать в Баку (а затем и в Европе) свой творческий вечер, на котором хотел бы под аккомпанемент оркестра исполнить любимые произведения на скрипке, а также представить публике свои собственные произведения разных жанров.

— Анар, спасибо Вам большое за интересную и содержательную беседу. Желаю Вам удачи и творческих успехов. Уверен, что Ваша мечта в будущем обязательно исполнится, ведь мечты имеют свойство сбываться.

— Благодарю за интерес к моему творчеству.

Фотографии из личного архива Анара Брамо

Рустам Гасымов

www.novayaepoxa.com

992
virtonnews.com